yadocent (yadocent) wrote in antisemitism,
yadocent
yadocent
antisemitism

Categories:

АНТИСЕМИТИ́ЗМ В 1970–80-е гг.

Содержание:


  1. Введение

  2. Страны Западной Европы

  3. Страны Америки

  4. Советский Союз и страны Восточной Европы

  5. Страны Азии

Введение

1970–80-е гг. ознаменовались значительным ростом антисемитизма. Несмотря на разное идеологическое оформление и разные причины, самый факт одновременного усиления антисемитизма во многих странах мира и тесное взаимодействие и переплетение его форм, не знающих государственных и культурных границ, свидетельствует о том, что ни нацистский геноцид еврейского народа, ни создание Государства Израиль не искоренили в массовом сознании антисемитских представлений. Они продолжают служить почвой для возникновения идеологий и движений, которые пытаются взамен дискредитированных нацизмом форм антисемитизма создать новые антисемитские концепции, обряжая их в «прогрессивные» облачения. В 1980-е гг. обнаружилась и стала развиваться тенденция идеологической реабилитации нацистского антисемитизма.




Страны Западной Европы

Основные течения в современной антисемитской идеологии на Западе

В 1970–80-е гг. на состояние антисемитизма в Западной Европе и Северной Америке повлияли некоторые факторы: Шестидневная война разрушила представление о еврейском народе как о слабой, беззащитной нации; в этот период происходил подъем еврейского самосознания во всем мире, способствовавший укреплению взгляда на еврейство как на организованную международно-политическую общность; усилилась идеология «третьего мира», которая рассматривает Израиль как форпост западного колониализма и империализма на Ближнем Востоке, а «мировое еврейство» — как агента Израиля; распространился также неоконсерватизм с характерным для него поиском «корней» и идеализацией национальных традиций и национального прошлого.

Антисемитизм проявляется по-разному в виде идеологии, массовых настроений и активных антиеврейских выступлений (от политически немотивированных нападок на Израиль, еврейские организации или группы и на отдельных евреев до воинствующей антиизраильской и антиеврейской пропаганды и актов хулиганства, вандализма и террора). Хотя оформленная идеология антисемитизма, как правило, была распространена в сравнительно узких кругах интеллектуалов, а также в незначительных политических группировках и не оказывала непосредственного влияния на настроения широких масс, эта идеология, тем не менее, заслуживает особого внимания, так как именно она оправдывает массовый антисемитизм и создает почву для антиеврейских выступлений и акций. На Западе практически не существует движений, основанных на антисемитизме, однако он — неотъемлемая часть политических и общественных концепций многочисленных и разнообразных течений и групп. В борьбе за общественное мнение эти течения и группы вынуждены считаться с тем, что антисемитизм был скомпрометирован нацистским геноцидом (см. Катастрофа), а также принимать во внимание существование еврейского государства.

Среди наиболее влиятельных антисемитских интеллектуальных течений 1970–80-х гг. — так называемый военно-исторический ревизионизм и тривиализация или отрицание антиеврейского характера нацизма.

Военно-исторический ревизионизм (или просто ревизионизм) возник сразу же по окончании Второй мировой войны в Германии и отчасти в США. Идеологической задачей ревизионистов было обеление нацистской Германии, стремление снять с нее обвинение в агрессии и военных преступлениях. Среди прочего историки-ревизионисты пытались отрицать самый факт геноцида еврейского народа или переложить ответственность на других, в том числе на страны антифашистской коалиции. Первоначально среди ученых этого рода были только неонацисты; затем среди ревизионистов появились люди как правых, так и левых взглядов.

В литературе этого направления первым было сочинение французского автора П. Рассинье «Обман Улисса» (1961), затем его же книга «Драма европейских евреев» (1964). Рассинье, бывший участник французского Сопротивления, произвел подробные расчеты, доказывая, что «на самом деле» погибли не 6 миллионов, а «всего лишь» 0,5–1,5 миллионов евреев, причем причиной их гибели был вовсе не целенаправленный нацистский геноцид, а физическая слабость и неумение евреев приспособиться к тяжелым жизненным условиям военного времени. Другой французский ревизионист, Р. Фориссон, отрицал сам факт уничтожения евреев в газовых камерах на том основании, что газ «циклон-Б» столь ядовит, что его использование было бы опасно для лагерного персонала. В 1973 г. в ФРГ вышла книга Т. Кристоферзена «Ложь Освенцима», а в США — О. Эппа «Обман о шести миллионах». В следующем году в Англии увидела свет книга Р. Харвуда (псевдоним Р. Везголла) «Погибли ли шесть миллионов?» (тираж — 800 тыс. экземпляров), в которой утверждалось, что число погибших евреев составляет около десяти тысяч, причем они были уничтожены не как евреи, а как коммунисты и другие политические противники нацистского режима.

Наибольшую популярность среди сочинений такого рода снискала книга специалиста по электронике, профессора Северозападного университета в Эванстоне (штат Иллинойс, США) А. Батца «Вымысел XX века» (1975). Книга выдержала множество изданий и принесла ее автору славу «классика» ревизионизма, что дало ему возможность выступать в печати с критикой «методологических ошибок» других ревизионистов, в частности, Харвуда. Батц утверждал, что численность еврейских жертв — «всего лишь» около одного миллиона человек, и отрицал, что немецкая армия и СС (см. СС и СД) осуществляли политику геноцида по отношению к евреям (хотя допускал, что акты геноцида могли проводиться другими армиями, например, румынской и советской). По его мнению, германская политика состояла не в геноциде, а лишь в выселении евреев за пределы рейха, экспроприации их собственности и использовании их труда на больших военных предприятиях, в частности, в Аушвице-Биркенау (Освенциме). Куда же делись шесть миллионов европейских евреев? По утверждению Батца, еврейские историки намеренно завышают численность довоенного еврейского населения Европы на два миллиона человек; из оставшихся четырех миллионов на территории Советского Союза оказались два миллиона, о чем умалчивает официозная советская статистика; один миллион евреев, нелегально прибывших в США, «растворился» (то есть ассимилировался) там, и лишь миллион евреев действительно погибли из-за превратностей военного времени; из документов, представленных на Нюрнбергском процессе (см. Военных преступников процессы), советские документы не заслуживают доверия, а западные — еврейская фальшивка; Нюрнбергский процесс — результат сионистско-коммунистического сговора с целью получения территорий в Палестине, а поддержка этого сговора западными державами объясняется желанием последних избежать огласки их собственных преступлений.

С появлением книги Батца произошел известный перелом в отношении общественного мнения к военно-историческому ревизионизму. Если до этого времени ревизионизм четко ассоциировался с неонацизмом, то с 1975–76 гг. «ревизионистская гипотеза» приобрела определенную респектабельность и даже вошла в учебные программы ряда университетов. В Торренсе (штат Калифорния, США) выходит «Джорнал оф хисторикл ревью» посвященный преимущественно этой теме: созываются международные исторические конференции, на которых «критически обсуждаются» проблемы, связанные с нюрнбергскими документами, газовыми камерами и т. п. (первая такая конференция состоялась в августе-сентябре 1979 г. в университете Нортон, Калифорния). В Англии историк Д. Ирвинг выступил с отрицанием факта существования газовых камер, а в многотомной «Истории немцев» (1978) Х. Дивальда, изданной академическим издательством «Пропилеен-ферлаг», вообще ставится под сомнение проведение нацистами политики геноцида по отношению к евреям.

Необходимо отметить, что определенная Нюрнбергским процессом цифра — шесть миллионов жертв Катастрофы — не окончательная цифра, данные о жертвах уточняются сотрудниками института Яд ва-Шем и другими историками, в частности, польскими. Методы «исследований» военно-исторического ревизионизма нельзя рассматривать как академический подход, так как они носят ярко выраженный антисемитский характер; практически в любом ревизионистском сочинении содержатся выпады против евреев и Израиля, а из утверждения, что число погибших евреев сравнительно невелико, неизбежно следует, что евреи фальсифицировали факты ради собственной выгоды (немецкие репарации, международное сочувствие и признание права евреев на Эрец-Исраэль и т. д.). Некоторые ревизионисты, в частности Батц, объявили себя борцами с сионизмом.

С историческим ревизионизмом смыкается тривиализация нацистского геноцида, то есть взгляд, согласно которому Катастрофа — лишь одно из многочисленных злодеяний 20 в., сравнимое с выселением немцев с территорий, которые Германия потеряла в результате Второй мировой войны, и из Судет (Чехословакия), или даже с обстрелами Бейрута израильской армией летом 1982 г. (см. Ливанская война). Хотя эта тенденция характерна для стран «третьего мира», многие представители как правых, так и левых кругов на Западе зачастую выражают возмущение проявлением «повышенного внимания» к еврейской Катастрофе «в ущерб гораздо большим злодеяниям современности», а также продолжающимися преследованиями нацистских преступников. Широкую известность приобрело высказывание лидера французского ультраправого Национального фронта Ле Пена в телевизионном выступлении в сентябре 1987 г.: «Газовые камеры — лишь деталь в истории Второй мировой войны». С тривиализацией нацистского геноцида смыкается тенденция к замалчиванию антисемитской направленности нацистской идеологии. Ненависть нацистов, утверждают некоторые авторы, была в равной мере направлена против всех народов Европы; евреи погибали так же, как поляки, югославы, граждане Советского Союза разных национальностей, и уничтожение евреев — лишь часть политики истребления, проводившейся нацистами в оккупированных странах. Этот взгляд, официально принятый в коммунистических странах Восточной Европы, затем распространился и в антисемитских кругах на Западе.

Другой вид исторического ревизионизма, не связанного прямо с историей Второй мировой войны, — тенденция к извращению еврейской истории. В Европе это течение распространено среди интеллектуалов и непосредственно не связано с политикой, но в Советском Союзе и арабских странах подобные концепции применялись в идеологической «борьбе с сионизмом». Наиболее характерные псевдоконцепции такого рода: утверждение, что евреи — потомки не Авраама, Исаака и Иакова, а некоего Исраэля, который якобы не тождествен Иакову, а потому они не имеют исторических прав на Эрец-Исраэль; что еврейская государственность в Эрец-Исраэль — кратковременный период в истории древнего Ближнего Востока, где евреи составляли ничтожное меньшинство, а арабское население страны — прямые потомки покоренных евреями ханаанеев (см. Ханаан); что потомки древних израильтян — не современные евреи (выдвигаются различные объяснения, кто же они на самом деле, например, ашкеназы — потомки хазар; см. Хазария), а арабы Эрец-Исраэль, и т. п. Широко распространена концепция, согласно которой «палестинцы — евреи нашего времени»: они — лишенный родины народ в диаспоре, а их борьба за возвращение на родину — новый исход из Египта. Умолчание о евреях и еврейской культуре на древнем Ближнем Востоке стало распространенным явлением. Так, на выставке в Брюсселе (1980), посвященной Набатейскому царству (см. Набатеи) и Петре, на карте не были указаны набатейские города, расположенные на территории современного Израиля; в каталоге организованной Министерством культуры Франции парижской выставки, посвященной зарождению письма, лишь полстраницы из 400 было отведено еврейским надписям.

На Западе продолжает существовать и традиционный христианский антисемитизм. Различные левохристианские группы, преимущественно во Франции, готовы принять евреев как беспомощных жертв, но испытывают неприязнь и враждебность к евреям, обладающим силой, то есть израильтянам. Многие представители этих христианских кругов во время войны были активными антифашистами и помогали евреям скрываться от нацистов, однако после военного успеха Израиля в Шестидневной войне и последовавшего за этим подъема еврейского национального самосознания перешли на откровенно антисемитские позиции. Источник такого отношения к еврейству — средневековая церковная концепция еврея (см. Иисус, Христианство); создание Государства Израиль представляет для идеологов христианства неразрешимую теологическую проблему. Некоторые из них делят евреев на две части — на приверженцев Израиля, представляющих угрозу для христианского мира, и противников государства, приемлемых с точки зрения христианства. Во Франции сторонники этого течения группировались вокруг газеты «Темуаньяж кретьен».

Наибольшее распространение получила форма антисемитизма, скрывающаяся под названием «антисионизм». Популярность и удобство этой концепции столь велики, что даже неонацисты и ультраправые расисты, исповедовавшие антиарабизм, стали выступать как защитники «правого дела палестинского народа», а историки-ревизионисты мотивировали свою позицию необходимостью борьбы с сионизмом. Антисионистская кампания, развернувшаяся в 1970–80-х гг., достигла размаха, несоизмеримого с реальным масштабом арабо-израильского конфликта, вовлекла силы, не имеющие никакого отношения к Ближнему Востоку, а по степени агрессивности в ряде стран стала напоминать экстремистские идеологические течения в Европе 1930-х гг. Первым крупным успехом этой кампании была принятая Генеральной ассамблеей ООН 10 ноября 1975 г. резолюция, объявившая сионизм формой расизма (отменена в декабре 1991 г.). Вторая волна антисионистского движения развернулась в 1982 г., когда в ходе Ливанской войны и, в особенности, после учиненной ливанской христианской милицией резни в лагерях палестинских беженцев Сабра и Шатила (Бейрут) не только левая, но даже либеральная западная пресса стала сравнивать действия израильской армии с действиями нацистов.

Термин «антисионистский антисемитизм» охватывает два различных явления. Одно из них — превращение подлинного антисионизма в антисемитизм. Подлинный антисионизм, то есть критика реальной сионистской идеологии и/или Государства Израиль, — идеологическая позиция, отличная от антисемитизма (многие евреи, в частности, большинство ортодоксального еврейства и часть еврейской интеллигенции были и остаются антисионистами). В то же время в прошлом и сейчас многие антисемитствующие авторы видят решение «еврейской проблемы» в переселении еврейской диаспоры в свое государство. Однако, когда «грехи сионизма» объясняются «национальными чертами» еврейского народа (агрессивность, высокомерие, жадность и т. д.) и «расистской сущностью» еврейской религии, а евреи всего мира (независимо от их политических взглядов) рассматриваются как «органические сионисты», ответственные за все то, что «антисионистам» не нравится в сионизме или в Израиле, — такая идеологическая позиция не что иное, как антисемитизм. Для «антисионистского антисемитизма» характерно смещение пропорций в оценке связанных с Израилем событий (например, уподобление сионистов нацистам, сравнение Ливанской войны со Второй мировой, действий израильской армии — с действиями вермахта и т. п.), а также двойной моральный стандарт в оценке действий Израиля (например, преподнесение разгона израильской полицией арабской демонстрации как акта более жестокого, чем кровавое подавление мусульманской оппозиции в Сирии с тысячами убитых, включая женщин и детей); в более изощренной форме двойной стандарт проявляется в требовании от евреев особо высокой моральности, потому-де, что они сами — жертвы многовековой несправедливости. «Антисионистский антисемитизм» пропагандирует концепцию незаконности и неправомерности существования Израиля (обычно приводятся разные обоснования этой концепции), а также отрицает само существование еврейского народа как такового, считая еврейство религией.

Другая форма антисионизма — не более чем новая маска старого расистского антисемитизма, насаждающего веру во «всемирный еврейский заговор» против западной цивилизации (или ислама, социалистического лагеря и т. п.) с целью установления еврейской власти над всем миром. Классическое выражение традиционного антисемитизма — известная фальшивка «Протоколы сионских мудрецов», причем создание Государства Израиль послужило как бы новым ее подтверждением: неуловимый «заговор» удалось наконец отождествить с чем-то реальным — сионизм стал воплощением «заговора», а Государство Израиль было названо штабом сионистов и плацдармом для завоевания мира; так советской пропагандой был пущен в обращение лозунг «Сионизм — угроза человечеству». Хотя эта формула была характерна для идеологии в Советском Союзе и арабском мире, ее сторонников можно найти и на Западе.

Появление и широкое распространение «антисионистского антисемитизма» в 1970-х гг. было неожиданностью для еврейской общественности, так как принято было считать, что с созданием Государства Израиль и сосредоточением в нем евреев, которые станут народом, «как все другие народы» (со своей государственностью, экономикой, армией и т. п.), решится «еврейский вопрос» и антисемитизм лишится почвы. Однако этого не произошло: Израиль сам стал объектом антисемитизма, превратившись в «коллективного еврея», средоточие традиционных «еврейских пороков», а евреям диаспоры приписали новое отрицательное свойство, объявив их «пособниками сионизма», «органическими сионистами». Успех антисионизма объясняется тем, что это антисемитское направление не апеллирует к дискредитировавшим себя на Западе расовым предрассудкам, а, напротив, окружено ореолом «прогрессивности» как борющееся с «национальным шовинизмом», «колониализмом», «империализмом» и т. п. Концепция сионизма как формы расизма превращает евреев из жертв расизма в его носителей. Новые левые на Западе готовы защищать от расизма кого угодно, кроме евреев, которые, по их мнению, стали угнетателями народов «третьего мира». Эта концепция позволила внедрить антисемитизм под видом антисионизма в тех странах Азии и Африки, где антисемитизм был прежде неизвестен. Уподобление сионизма нацизму, а израильской политики в отношении арабского населения Эрец-Исраэль — нацистскому геноциду позволило ослабить тяжесть вины нацистских убийц и их пособников, поскольку бывшие жертвы как бы оказались ничуть не лучше. Антисионизм позволил так называемой Организации освобождения Палестины (ООП) раздуть локальный конфликт до невероятных масштабов. Антисионизм охотно использовал пущенные в обращение ООП демагогические клише: «палестинцы — новые евреи», «ООП — новое Сопротивление», «Ливан — Лидице», «Бейрут — Варшавское гетто». Служа прежде всего стратегическим целям ООП, эта демагогия также подогревала антисемитские чувства на Западе, причем не только в среде новых левых, но и некоторых леволиберальных движений (пацифистов, «зеленых» и других).

На стыке антисионизма и военно-исторического ревизионизма сложилась концепция «сионистско-нацистского сговора», который якобы преследовал цель создать в Эрец-Исраэль профашистское государство. Пущенная в обращение советской пропагандой (Л. Корнеев и другие), эта концепция стала популярна и в левых кругах на Западе.

Антисионизм — наиболее опасная форма антисемитизма. Он широко распространен, и им заражена не только левая, но и в немалой степени либеральная пресса и телевидение, под влиянием которых формируется новый антисемитский стереотип — еврей как безжалостный милитарист, расист, угнетатель арабского народа и даже «нацист», стремящийся силой покорить мир. Значительная часть террористических актов в 1970–80-е гг. была направлена против евреев как таковых: наряду с арабскими террористическими организациями такие акты совершали как ультраправые, так и ультралевые европейские организации. Цели этих акций были различны: запугивание Израиля и евреев всего мира, «месть» (так, после операции «Энтеббе» или после вступления израильской армии в Бейрут в 1982 г. по странам Европы прокатились волны террористических актов против евреев), «революционные действия» ультралевых против «сил реакции», которые олицетворяют евреи и т. п. Одна из основных целей антисемитского террора — нагнетание напряжения вокруг евреев, чтобы показать, что евреи — опасный в обществе элемент, причиняющий постоянное беспокойство и нарушающий нормальное течение жизни. Об определенном успехе террористов свидетельствует, например, отказ допустить израильскую делегацию на спортивную встречу по каратэ в Японии из соображений безопасности. Наиболее часто антиеврейские террористические акты происходили во Франции, Аргентине и Италии. Наряду с террором широко распространен направленный против евреев вандализм — осквернение синагог, еврейских кладбищ, мемориалов и т. п.

Наряду с общими факторами, о которых говорилось выше, в разных странах существуют специфические условия, способствующие разжиганию антисемитских настроений и возникновению антиеврейских группировок.

Франция

Заметный подъем антисемитизма во Франции в 1970–80-х гг. связан как со сложившейся после 1967 г. явно проарабской позицией французского правительства в израильско-арабском конфликте, так и с активизацией правых сил в стране.
https://eleven.co.il/diaspora/judeophobia-anti-semitism/15402/


Tags: Антисемитизм, из истории
Subscribe

  • Как англичане убивали евреев

    Более 5000 документов, недавно опубликованных Государственным архивом Израиля, включают не публиковавшиеся ранее отчеты о рейдах британских войск, в…

  • "Наукраиненацизманет" (С) любой идиот

    Ничего необычного, просто детская площадка на Украине возле школы.Это Кременчуг, дом по улице Правобережная, 44.

  • Не вакцинируешья? Еврей!

    Прибалтбюро сообщает: Как хорошо известно и подтверждено документально, в Прибалтике евреев не любят. Так не любят, что после войны их там…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments