antisemit_ru (antisemit_ru) wrote in antisemitism,
antisemit_ru
antisemit_ru
antisemitism

Categories:

Игорь Аббакумов: "Что натворил Дрейфус"?

Просто копирую статью Игоря Аббакумова, без всяких комментариев.

На фотографии сам капитан Дрейфус, военнослужащий Французской Республики.

     125 лет тому назад во Франции возник скандал, в эпицентре которого оказался ранее никому не известный капитан французской армии Альфред Дрейфус. И целых девять лет длилась эпопея с расследованием скандала его имени. В конечном итоге его оправдали, все списали на происки злобных антисемитов, которые даже будучи генералами, люто завидовали успешной карьере скромного капитана. А так как зависть является чувством иррациональным, то ради того, чтобы погубить бедного еврея, антисемиты стали покрывать настоящего шпиона - майора Шарля Эстерхази, человека богатого и знатного. Еще бы! Целый граф! Как можно его в чем то обвинять? Гораздо уместней обвинить еврея в том, что он еврей, а значит и шпион. Именно такими мотивами, по мнению защитников Дрейфуса, руководствовались антисемиты из Военного Министерства.

Что касается евреев, то часть их на этом сумела провернуть нехилый гешефт. "Дело Дрейфуса" - это прекрасная заря эры сионизма. Всякое политическое движение, это прежде всего бизнес. Это с предельной откровенность объясняют всему миру американцы. А уж они в этом самом бизнесе неплохо понимают. Причем, согласно их уверениям, занятие политикой является самым выгодным видом бизнеса из всех известных человечеству.

Всю выгоду от занятия политикой получают не простые люди, а партийные функционеры. Именно они распоряжаются теми финансовыми потоками, которыми обеспечивается их деятельность. Кроме этого, они обретают славу и известность, которая помогает им обрести влияние и власть. А эти вещи так же можно конвертировать в презренный металл. Основным источником такой благодати, являются те проблемы, которые испытывают народные массы.

Те же самые аболюционисты не получили бы за свои труды ни цента, если бы не существовала проблема рабства. Поэтому, им требовалось как можно больше и рабовладельцев ужастных и негров несчастных. Защитникам гомосексуализма требуется, чтобы общество было нетерпимо к извращенцам. А с евреями? А с ними так же, как с неграми и гомосексуалистами. Для того, чтобы сионисты получили в свое распоряжение стабильный финансовый поток, а следом за ним немалое влияние, им требовалось наличие двух вещей: евреев и антисемитов.

С евреями проблем не было. Их хватало. А вот с антисемитами возникли проблемы. Они тоже существовали, но градус их неприязни к евреям стоило существенно повысить. Но ведь само собой это не произойдет! Значит нужно ускорить реакцию, подобрав соответствующие катализаторы. То есть спровоцировать в обществе презрение, злобу и ненависть к "избранному народу". Конечно, сионистов больше устроили бы массовые погромы, но ведь тот же германский народ почему то не желает устраивать в своем Рейхе сплошной Юденфрай. Но как говорится: не можешь - научим, не хочешь - заставим. Следует понимать, что знаменитое высказывание о том, какое воздействие на капитал оказывает перспектива получения 300% прибыли, смело можно применять и к политикам. Сионисты в этом плане исключением не являются. Конечно, загнать в конце 19 века европейских евреев в концлагеря, они возможности не имели. Поэтому начинать приходилось с малого. С предварительного разогрева страстей. И этим малым оказался никому доселе неизвестный капитан французской армии Дрейфус. Будущая жертва французских антисемитов.

Странности этого дела

С чего все началось? А началось все с получения того, что в Генеральном штабе обнаружили пропажу некоторых важных бумаг. Спустя некоторое время, начальник Второго бюро (военная разведка) полковник Юбер Анри представил в военное министерство бордеро, то есть препроводительную бумагу, без числа и подписи, в которой сообщалось адресату об отправлении ему секретных военных документов, найденное в выброшенных бумагах германского военного агента, полковника Шварцкоппена. Что было в пропавших бумагах? Отчёты о новой французской 120-миллиметровой гаубице Canon de 120C модель 1890 Baquet, о гидравлическом возвратном механизме, а также подробно изложены инструкции, описывающие текущую организацию французской полевой артиллерии.

Естественно, что начался поиск виновных. Подозрения пали на работавшего в генеральном штабе капитана артиллерии Альфреда Дрейфуса. Почему именно на него? А потому что тот почерк, которым была написана сопроводительная записка, почему то был похож на его почерк. Так во всяком случае уверяли в самом начале люди, проводившие служебное расследование случившегося. Правда это или нет, до сих пор неизвестно. Тех экспертов-графологов, что проводили исследования почерка, еще тогда обвинили в некомпетентности и предвзятости. А про современные исследования почему то молчат. Хотя, и сейчас есть возможность провести исследования. Вот первая странность: к таким делам кого попало не привлекают. И если этих людей считали экспертами, значит они своим делом занимаются не первый день. И доверие к их мнению может возникнуть лишь после того, как они неоднократно и успешно проводили подобные экспертизы. Но стоило им связаться с евреем, как их вдруг сразу ославили шарлатанами.

Ладно, с их заключением не согласились, такое бывает, но обычно так поступают после того, как проводят повторную экспертизу другим составом специалистов. Если их заключение будет иным, значит первое заключение не принимается в качестве доказательства. Но и второе заключение таковым не является. Потому что неясно, кто из экспертов врет: первые или вторые. Многократный повтор экспертиз одним и тем же составом тоже является профанацией. Чем кстати и занялись как обвинители, так и защитники. А защитники у Дрейфуса нашлись влиятельные. Проводивший расследование Мари-Жорж Пикар, по протекции которого Дрейфус и попал в генштаб, заявил, что немецкий шпион Шварцкоппен не мог написать это письмо с нарушением правил французского языка. Потому что уроженец Эльзаса. А кто тогда пишет с ошибками? Правильно! Только природный француз может отвратительно знать французский язык! Ни в коем случае не еврей! Фантастика скажете? Не моя. Это аргументы давнего покровителя Дрейфуса. А кто он такой?

"Выпускник военной школы Сен-Сир (1872). Преподавал в Парижской Высшей военной школе (École supérieure de guerre) и среди его учеников был Альфред Дрейфус (1890). Служа в генеральном штабе, тогда еще полковник Пикар первым обнаружил, что автором инкриминируемого Дрейфусу бордеро был майор Эстерхази. За это открытие Пикар был сначала переведен в Тунис, а затем за участие в уличении подлогов Юбера Анри арестован и лишён военного звания. Но это ему не повредило. Более того, помогло сделать карьеру. После амнистии в деле Дрейфуса Пикар восстановлен в военном звании и стал дивизионным генералом. Сразу через звание прыгнул! А за какие заслуги? Но это не вершина карьеры. В кабинете Клемансо 1906 года он состоял военным министром".

Вот так! И как относиться к уверениям дрейфусаров, что бедный и несчастный еврей был настолько одинок и беззащитен, что за ним никто не стоял? Оказывается стоял будущий военный министр в правительстве Жоржа Клемансо. Кстати, Клемансо, отправленный в тираж после "Панамского скандала", продолжал быть влиятельным политиком, хотя участие его в политической жизни Франции выражается главным образом в редактировании газеты "Justice", которую он основал в 1880 г.

Вот и вторая странность - участие в судьбе "маленького человека" столь влиятельных персон. С чего это вдруг такие важные люди вдруг озаботились судьбой скромного и ничем не выдающегося офицера, попавшего под подозрение в измене? Как правило, им плевать на проблемы тех, кто не относится к их кругу. С чего это вдруг они приняли деятельное участие в судьбе Дрейфуса? И ведь список этих людей не ограничился Пикаром и Клемансо. На одного из обвинителей ополчился новый военный министр генерал Кавеньяк. Который сперва поддерживал обвинение против Дрейфуса, а затем внезапно "переобулся". А "переобувшись" начал давить уже на одного из обвинителей - полковника Юбера Анри. Да так давил, что бывший глава военной разведки не только "признался" в подлоге, но и скоропостижно повесился в тюремной камере. И суток не прошло с момента признания.

Среди защитников справедливости оказался и знаменитый Эмиль Золя, со своей статьей под названием "Я обвиняю!" размещенной в газете "Аврора". Он то зачем стал защищать уже осужденного капитана? Если скажете, что ему противны были антисемиты, то ошибетесь. Золя всю жизнь был махровым антисемитом и в его произведениях хватало колкостей в адрес евреев. Интересно, почему он наступил на горло своей песне? И не просто наступил, а целых четыре года раздумывал, прежде чем решился.

Думаете, что Золя был исключением? Не был. Социалистическая партия Франции в ту пору хоть и состояла во Втором Интернационале, но именно интернационализмом она не страдала. Понятно, что прежде всего французским социалистам не нравились "проклятые боши", но и к евреям они не проявляли симпатии.

Настолько не проявляли, что вполне могли искренне полюбить национал-социализм. И вот, лидер этой партии Жан Жорес последовательно и до конца защищает Дрейфуса, хотя его агитация в этом деле вызвала раскол среди социалистов: гедисты отделились от жорезистов, и началась внутренняя борьба. И несмотря на огромные усилия, прилагаемые в течении долгого времени, склеить разбитое не вышло. Какой смысл был Жоресу переть против мнения большинства социалистов? Мог бы вообще не участвовать в этом деле. Глядишь и сохранил бы единство партии.

На этом странности не кончаются. Судите сами. Борьба со шпионажем - дело деликатное. Тут тайна на тайне и тайной погоняет. И если где то "потекло", то проводится не просто расследование, а ЗАКРЫТОЕ расследование. И если дело доходит до трибунала, то все его заседания ЗАКРЫТЫЕ. Эти порядки вызваны требованиями сохранения военной и государственной тайны.

В "деле Дрейфуса" поначалу так оно и было. Когда старшие братья Альфреда, Матье и Жак, наняли ему известных адвокатов Деманжа и Лабори, то ничего хорошего из этого не вышло. Обвинители - военное министерство - общались с судьями и обсуждали с ними все нюансы дела в тайне от адвокатов. Ничего противозаконного в таком подходе не было.

"Форма допуска у вас какая? Ах, ее нет? Какая жалость! Тогда пошел вон, морда кляузная!"
И тогда дрейфусары сделали "ход конем". То что они сотворили, в любом вменяемом государстве квалифицируется как измена: начали публикацию в открытой печать подробные результаты расследования.

Вопрос: на что не обратила внимания широкая публика? Ответ: на то, что "сдали" немцам важный источник информации, которым французская разведка пользовалась до этого скандала. Я про уборщика из германской дипмиссии. Именно он добыл те бумаги, которые немцы неосмотрительно выкинули в мусорную корзину.

Французы что, сплошь и рядом идиоты? Да немцы после этого просто обязаны и военного атташе подвергнуть сеансу зверского насилия за неаккуратное обращение с важной документацией и всех уборщиков сменить на более надежных. И все! Французской разведке придется все начинать заново. А ради чего это делать? Ради того чтобы испортить жизнь одному "скромному еврею"? Да будь Дрейфус даже супершпионом, он не стоил потери источников важных сведений. И многолетняя возня с ним того не стоила. Зачем французы под видом борьбы с немецким шпионажем, организуют провал своей собственной разведке? Ведь не принято в разведке раскрывать личность информатора даже собственному начальству. И в полиции "опер" не станет раскрывать личность "стукача".

В итоге, французская разведка утратила один из каналов добычи информации. И вряд ли только в одном месте. Сто процентов уверенности: отныне уборщиками в германских легальных резидентурах работали только нордически стойкие арийцы, а важные документы больше не выбрасывались в мусорные корзины.

В общем, защитники Дрейфуса обеспечили своей родной разведке хорошенький такой провал. Масштабный. А дальше было еще хуже. Газета "Утро" напечатала фотографию приписываемого Дрейфусу письма. А кто предоставил редакции эту фотографию? Эмиль Золя. А откуда она у него? Дело то закрытое и просто так никто не станет постороннего человека даже просто знакомить с ним. Не говоря уже о копировании вещественных доказательств. И получается, что дрейфусары воруют из государственных учреждений секретные документы.

Вот где зрада притаилась! Естественно, что на Золя тоже "дело" завели И пришлось мировой знаменитости уносить ноги прочь. Подальше от Прекрасной Франции.

Можно много найти в этом деле странностей. Собранные вместе, они неизбежно порождают вопросы: зачем дрейфусары гадили своей родной стране? Почему ради защиты неизвестного никому еврея, обвиненного в продаже военных секретов, его защитники познакомили весь мир с гораздо большим количеством военных секретов. Что такого важного было в этом еврее, что ради него пожертвовали интересами целой страны?

Роль евреев во французской армии

Сейчас большинство людей воспринимает Францию в качестве страны с устойчивыми республиканскими традициями. Но не всегда это было так. История Франции 19 века тому подтверждение. Две трети века эта страна прожила при монархии. Бонапарта сменили Бурбоны, тех сменила Орлеанская династия и после ее свержения и пары лет республиканского правления на престол вновь взошел представитель династии Бонапартов. О чем это говорит? Да о том, что разных мастей монархисты имели в обществе больше сторонников, нежели республиканцы. Конечно, монархисты не были едины. Были сторонники Бурбонов, были орлеанисты и бонапартисты. Но за ними стояло большинство. Республиканцы могли лишь рассчитывать на поддержку населения самых крупных городов Франции. На тех же парижан. Вот только Париж - это еще не Франция. Это обиталище безродных космополитов съехавшихся со всего мира: гонимые в своих странах революционеры, спекулянты, мошенники и просто прожигатели жизни. Именно они обеспечивали республиканцам влияние на умы людей.

Начиная с 1871 года, во Франции окончательно установилась республиканская форма правления. Но особой устойчивостью Третья Республика не отличалась. Уже в 20 веке ее сменила сперва Четвертая, а затем Пятая Республики. А в 19 веке ее вполне могли похоронить монархисты. Которые никуда не исчезли и пользовались немалым влиянием в обществе. Например, в 1873 году монархисты имели в Палате депутатов большинство. Благодаря ему во Франции чуть ли опять не установилась монархическая форма правления. Тогда все дело испортил сам кандидат на престол граф Анри де Шамбор. Представитель ветви Бурбонов.

Так ведь не в одних депутатах черпали монархисты силу. Главной опорой монархистов был клерикализм. Причем настолько значительной, что самый знаменитый и авторитетный из республиканцев - Леон Гамбетта, даже был против отделения церкви от государства и отстаивал конкордат. Он требовал только, чтобы церковная кафедра не превращалась в политическую трибуну, чтобы духовные лица одинаково со всеми гражданами подчинялись существующим законам. Но именно с утратой своего политического влияния клерикальная партия не желала мириться. Подчиняясь её влиянию, президент Мак-Магон удалил (16 мая 1877 года) умеренно-республиканское правительство Жюля Симона и призвал к власти врагов республики.

Гамбетта тогда справился и с этим кризисом. Но ведь помимо клерикалов были и военные, большинство которых начали службу во времена Третьей империи и охотно расстреливали республиканцев во время всякого рода смут. Большая часть офицерского корпуса придерживалась монархических убеждений. Ничего удивительного в этом нет. Армия консервативна по природе своей. Возьмите нашу белогвардейщину. Ее высшее руководство во время Гражданской войны было республиканским, а в офицерском корпусе преобладали монархические настроения.

Но и у красных в этом плане можно найти похожие примеры. Так. например. в 20-х годах, группа красных командиров, во время товарищеского ужина в ресторане, вместо "Интернационала" проникновенно исполнила "Боже царя храни"! А официальному представителю Советской власти, который сделал им замечание, отрихтовала морду лица. Про этот случай писал не какой-нибудь "петлюровский листок". издаваемый в эмиграции, а советская пресса.

Были во французской армии и республиканцы, но такие, от которых у политиков Третьей республики частенько случалась изжога. Взять генерала Жоржа Буланже. Он пользовался немалым авторитетом не только в армии, но и во всей стране. Будучи лидером националистов, он выступал за скорейший реванш. То есть за возврат потерянных Эльзаса и Лотарингии. Да и парламентская форма правления ему не нравилась и он агитировал за президентскую республику. Именно его правые республиканцы и прочили на роль той "сильной личности", которая избавит страну от коррупционеров у власти.

На амбициях популярного генерала стремились сыграть различные политические партии. Прогрессивисты рассчитывали с его помощью прийти к власти, но вскоре их отпугнули авторитарные стремления Буланже. Монархистам пришла в голову мысль использовать его против республики. К буланжистам примкнула даже часть социалистов, однако поссибилисты и большинство бланкистов во главе с Вайяном выступили против Буланже (гедисты, выдвинув лозунг: "Между чумой и холерой не выбирают", заняли нейтральную позицию).

Но главной опорой буланжизма было националистическое движение, ведущую роль в котором играла Лига патриотов. Основанная в 1882 г. поэтом Полем Деруледом и историком Анри Мартеном, она ставила целью "развитие физических и моральных сил нации", прежде всего в интересах победоносной войны против Германии. В середине 1880-х гг. Лига патриотов насчитывала свыше 180 тыс. членов.

В общем, "весело" было тогда. К 1891 году с Буланже и его движением, властям вроде бы удалось справиться. Буланже застрелился, тем самым обезглавил своих сторонников. Но ведь они никуда не исчезли. Буланжисты, как и монархисты составляли значительную часть офицерского корпуса и всегда были готовы решительно поддержать очередную "сильную личность". С этим нужно было что то делать. Как правило, в таких случаях затевают чистку армии от окопавшихся в ней реакционеров. Но производя чистку, следует кем то заменить выбывших. Вот тут республиканцам-центристам и прочим прогрессивным личностям и пригодились евреи.

А чем они понравились республиканцам? Прежде всего тем, что не питали никаких симпатий ни к монархистам, ни к клерикалам ни к сторонникам любой "сильной личности". И случись заваруха, они стали бы точно так же расстреливать монархистов, как в свое время версальцы расстреливали коммунаров. Правду сказать, наличие евреев среди французских офицеров, не было чем то непривычным. Они служили в армии еще со времен Великой французской революции и никогда не подавали повода сомневаться в их лояльности Франции. Хватало среди них и таких, которые дослуживались до генеральских чинов. Но после 1871 года, многое чего изменилось. Их постепенно стало непропорционально много. Они постепенно становились влиятельной силой, стоящей на пути и сторонников монархии, и сторонников диктатуры правых сил. Поэтому, когда спрашивают "А при чем тут евреи?", следует понимать, что включившись в борьбу группировок, евреи стали одной из сторон конфликта. Причем, уклониться от этой борьбы они уже не могли.

Консерваторам такое положение вещей не нравилось и они начали принимать меры. "Дело Дрейфуса" было вовсе не первым. До него было "дело Майера" и куча "дел" поменьше. И преследовали евреев вовсе не за то, что они евреи, а за принадлежность основной массы их к враждебной политической группировке. Тот же Дрейфус попал служить в Генеральный штаб не просто так, а в результате проводимой республиканскими центристами кадровой политики. И шельмовали его не за неправильную "пятую графу", а за "неправильную" ориентацию.

Его появление в святая святых - Генштабе, консерваторы восприняли как враждебный акт со стороны политических противников. Как меру, направленную на подрыв их влияния в стране и армии. И потому приняли свои меры против этого "жука в муравейнике".

Кстати, согласно официальной версии, Дрейфус был единственным евреем среди офицеров Генштаба. Но вот как раз этому я не верю. А вы сами подумайте!

- Быть причисленным к Генштабу - это престижно. Это один из способов вхождения в элиту французского общества. А нас уверяют, что евреи, которые охотно служат в армии, причем дослуживаются до генеральских чинов, как черт ладана избегают службы в Генштабе. Хотя нет формальных и неформальных запретов для них.

.Ну не нужна евреям элитарность! Им лучше возле быдла пристроиться и с быдлом слиться! Такой вот вывод следует из тиражированного авторами мнения. Но есть и другой вывод:

- Согласно официальной версии, один единственный еврей, пробравшийся в Генштаб, да еще на не очень заметную должность, сумел расколоть французское общество на два враждующих лагеря. Если это так, то высшую награду Рейха и патент "истинного арийца", Дрейфус для себя и своих потомков, честно заслужил.
В общем, если верить дрейфусарам, даже один еврей способен погубить целую страну.

В "Деле Дрейфуса" подтасовкой и враньем занимались обе стороны: и дрейфусары и антидрейфусары. Причем, первые это делали более нагло и в гораздо больших масштабах. И потоками лжи похоронили правду о том, что было на самом деле . До сих пор людям скармливают дебильную версию о произошедшем. А что: пипл хавает!

На деле же, один еврей, даже на очень важном месте, чтобы он не натворил, не должен вызывать сильных подозрений в лояльности остальных своих соплеменников. Но вызвал. Значит. он был не один. Людей сбивают с толку фактом, что в центральном аппарате, где протирает штаны тьма офисного планктона, служил только один еврей.

Но ведь Генштаб состоит не только из столичных военных бюрократов. Есть у него и службы на местах. Это военные атташе при посольствах в других странах. Это работники легальных и нелегальных разведывательных резидентур. В штабах полков, дивизий, корпусов и военных округов, тоже хватает своих "моментов" и "фазанов". Как правило, это офицеры причисленные к Генеральному штабу. Люди, получившие хорошее образование и компетентные в военном деле. И что, это были сплошные истинные арийцы?

Смотрим на французский генералитет того времени. Вот навскидку некоторые из них, выходцы из "богоизбранных":

- бригадный генерал Авраам-Эжен Леви, кавалер ордена Почетного легиона. С 1883 года командует артиллерией 12-го армейского корпуса.
- бригадный генерал Жюстин Деннери, командор ордена Почетного легиона.
- Мордехай Жорж Валабрег. Он сделал блестящую военную карьеру, несмотря на то что был в числе самых верных сторонников капитана Дрейфуса и французские антисемиты травили его ненамного меньше, чем самого Дрейфуса. В то время Валабрег был всего лишь подполковником, начальником инженерно-артиллерийской школы. Активная защита Дрейфуса задержала его продвижение по службе. И когда наконец его назначили начальником штаба генерала Андре, то начали травить и самого генерала. Но все-таки в 1908 году его назначили командиром 12-й пехотной дивизии, присвоили чин бригадного генерала, а перед Первой мировой войной он уже командовал 3-м армейским корпусом в Руане.

Как видим, успешных людей хватало. Но ведь так не бывает, что в одном месте людей продвигают по службе, а другое им заказано. Так что не был Дрейфус единственным евреем в Генштабе. К тому же я уже обращал внимание на ту роль, которую республиканцы отводили этому народу. Последующие события показали, что их подозрения беспочвенными не были.

В феврале 1899 года в день похорон президента Фора французскими монархистами была предпринята попытка государственного переворота, закончившаяся неудачей. Теперь после всех этих событий чаша весов качнулась в сторону дрейфусаров. Новое правительство страны возглавил член партии умеренных республиканцев Вальдек-Руссо. Опытный и здравомыслящий политик, он тут же дал ход пересмотру "дела Дрейфуса". Были арестованы самые одиозные антидрейфусары и участники февральского заговора.

Дрейфуса привезли с острова и вновь начали судебный процесс в городе Ренне. Но и шовинисты не унимались. Во время процесса подосланный ими бандит тяжело ранил защитника Дрейфуса и Золя адвоката Лабори. Военный суд не смог переступить через "честь мундира" и вновь признал Дрейфуса виновным вопреки всякой очевидности, но смягчил наказание: разжалование и 10 лет ссылки. Тут уже всем стало очевидно, что еще немного и люди просто станут резать друг друга на улицах. Поэтому новый президент Франции Эмиль Лубе просто помиловал Дрейфуса под предлогом его плохого здоровья. Но полностью реабилитирован судом Дрейфус был только в июле 1906 года, а умер в 1935 году.

Так что в свете этих событий становится понятным, почему тот же Золя наступил на горло собственной песне и стал защищать одного из тех, кого всю жизнь презерал и ненавидел. Евреев он любить не стал. Просто монархисты у власти для него были более неприемлемы. И социалисты так же рассуждали. Потому и выступили на стороне того правительства, к которому всегда были в оппозиции.

В защиту майора Шарля Эстерхази

Подняв шум в обществе, защитники Дрейфуса рано или поздно должны были предъявить публике настоящего предателя. Они это сделали? Конечно. Первым это сделал полковник Пикар. Как он вычислил настоящего шпиона? По почерку. Не будучи графологом, он заявил, что злополучное бордеро написано майором Шарлем Эстерхази. С ним не согласились. Потому что виновность Эстерхази он доказывал точно так же, как его оппоненты доказывали виновность Дрейфуса. Тогда в ход была пущена "тяжелая артиллерия". Лучший графолог всех времен и народов, Эмиль Золя уже публично, в своей "Я обвиняю", уверял публику в том, что военные просто покрывают настоящего шпиона, зато он, великий и ужасный говорит людям правду. После этого, все дрейфусары внезапно прозрели и записались в графологи. Даже те, кто раньше никогда не слышал о существовании такой профессии. Вслед за Золя, тысячи людей яростно убеждали сомневающихся: "Вы что, не узнаете почерк негодяя Эстерхази? Он это! Больше некому!"

В общем, добились они своего. Чтобы оправдаться, Эстерхази настоял на французском военном суде за закрытыми дверьми (10-11 января 1898). Он был оправдан судебным решением, после которого вновь появились в антисемитской прессе обвинения против Дрейфуса и начались антисемитские беспорядки в Париже. Но потом майора не оставили в покое. Травля в отношении его была не меньшей, чем против Дрейфуса.

В конце концов, не желая больше испытывать судьбу, Эстергази вышел в отставку, а потом сбрил усы и бежал в Англию. Там он, наконец, признался, что именно он украл эти проклятые бумаги и продал по сходной цене врагам Франции. После этого, можно было бы и поставить точку в скандальном деле. Да не все согласились с общепринятым выводом.

Дело в том, что и на роль шпиона, и на роль "козла отпущения" Шарль Эстерхази годился еще меньше, чем Дрейфус.

Представьте себе, что вам нужно выкрасть некие бумаги даже не из здания Генерального штаба, а из офиса фирмы "Рога и Копыта". Прежде всего, вам нужно знать, где лежат эти самые бумаги. Дрейфус такие вещи знать мог. Потому что служил в этом месте и работал с этими самыми бумагами.

Служба же Эстергази проходила сперва в Легионе Антиба (в Риме) затем в Иностранном Легионе, воевал в бассейнах Юры и Луары. Поработал переводчиком с немецкого на французский в военном минестерстве (расположенном в совершенно ином месте), а затем был Марсельский гарнизон. Последнее место службы - 74-й пехотный полк, расквартированный в Руане.

Службой себя не утруждал, занимаясь в основном спекуляциями на фондовой бирже и сотрудничает одновременно и с редактором антисемитской "Свободное слово" и с самим Ротшильдом. Так что еще вопрос: а посещал ли он вообще то здание, в котором находился Генштаб?

Следующий момент. Пропавшие бумаги относились к артиллерийской тематике. Дрейфус как раз был капитаном артиллерии, зато Эстергази служил в пехоте и вряд ли разбирался в артиллерийском деле.

Конечно, способный и хорошо образованный человек может и тут разобраться. Но в случае с майором - все мимо. После непродолжительного обучения в лицее Бонапарта в Париже он пытался поступить в военную школу в Сент-Сире. Не поступил. Уровень его подготовки был такой, что до франко-прусской войны стать офицером у него не вышло и он пребывал в унтер-офицерах. Лишь на войне он стал лейтенантом. Да и то, из-за нехватки офицеров.

Кстати, стать иностранным шпионом он пытался. Для этого он налево и направо кричал, как сильно он ненавидит Францию. Не помогло. Итальянцы, в пользу которых он пытался шпионить, не впечатлились. Паниццарди, итальянский военный атташе, усомнился в его квалификации как офицера, О чем прямо заявил своему германскому коллеге полковнику Шварцкоппену.

Так что вряд ли этот человек был шпионом. Ну а то, что он сам в этом уверял, когда находился в эмиграции, так стоит ли придавать значения уверениям человека, который мог болтать все что угодно? Насчет богатства, знатности и влиятельных покровителей и тут мимо кассы. Богатым он никогда не был, а то что имел - быстро промотал. Графом он сумел стать во время той неразберихи, которая творилась во время Франко-прусской войны. При этом он не имел прав на этот титул. То есть, самозванец.

Покровители у него когда то были, но он сам своим поведением сделал все возможное, чтобы лишиться их протекции. К моменту возникновения скандала, он считал себя обиженным. Свои письма всегда начинал с упреков и обвинений в адрес руководства. Его отрицательные письменные комментарии о французской армии, о Франции, которой он предсказывал и даже желал новые бедствия, были полны злобы.

Так стоит ли удивляться тому, что высшие по званию военнослужащие стали хуже к нему относиться, ссорились с ним?

Ну а то, что никаким шпионом он не был, подтверждает то, куда он бежал. Разоблаченному немецкому шпиону стоило бы скрываться от преследования у своих хозяев - в Германии. Но он почему то выбрал Англию.

Так что и он стал жертвой напраслины. А кто же тогда похитил те самые бумаги? Да кто его знает? Косвенных улик против Дрейфуса хватает, но железных доказательств как не было, так и по сию пору нет.

Так что, Дрейфус совсем невиновен? Как говорил Жеглов Шарапову: "Не бывает наказания без вины!" Похитить эти документы мог лишь тот, кто с ними работал. Понятно, что принятого ныне режима секретности в ту пору не было и в помине. Но тем более, чтобы избежать напрасных подозрений, следует проявлять величайшую аккуратность в работе с подобными бумагами. Ни в коем случае не брать их самостоятельно. Всегда есть человек, ответственный за выдачу и хранение важной документации. И ни в коем случае не посещать то помещение, в котором хранятся эти документы без свидетелей. Такие вещи капитан Дрейфус обязан был понимать. Все таки не маленький ребенок. Целый офицер Генерального штаба. Совсем чистеньким он в этом деле быть не мог. Судите сами, если бы он не работал с этими бумагами, то в число подозреваемых он войти никак не мог.

Опять вспоминаем, как Жеглов проучил Шарапова, спрятав забытую Шараповым бумагу. И что он ему потом сказал? Про то, что иной вор готов полжизни отдать за то, чтобы иметь возможность прочесть тот документ, с которым работает следователь.

А документы центрального органа управления вооруженными силами великой державы - тут цена вопроса круче. Иногда людям пули не жалко, чтобы хоть как то уменьшить нанесенный ущерб. Так что Дрейфус еще легко отделался.
Tags: Антисемитизм, околоеврейское...
Subscribe

  • О чем мечтали иудо-франкомасонские глобалисты

    Геостратег Андрей Школьников проанализировал концепцию нового мондиализма. Что предвидел Иосиф Сталин 70 лет назад и куда свернет Европа, если не…

  • Эмиграция евреев из СССР

    В 1960-е — 1980-е годы в советском обществе желание человека законным путём эмигрировать из СССР уже не считалось преступлением, но…

  • Михаил Бакунин о Марксе

    Маркс, сам еврей, окружает себя в Лондоне и Франции, но особенно в Германии, множеством более или менее умных, интригующих, мобильных,…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment