schvonder_ss (schvonder_ss) wrote in antisemitism,
schvonder_ss
schvonder_ss
antisemitism

Categories:

"Покачался я сначала на повешенном генерале". Киев. Майдан. 1946 г.



"Призвали меня в сорок третьем. Первый год я служил в частях связи в тылу. Но по дороге на фронт нас отправили во Владимирскую область, в учебный артиллерийский полк.
Там, в районе города Коврова, были сплошные военные заводы. А кто там работал? Одни девчонки. Шагаешь по улице - а со всех сторон, из всех окон несется: "Эй, солдатик, иди к нам!"
Там, под Владимиром, меня взяли в духовой оркестр, и на фронт в итоге я так и не попал. Хотя, как и другие, писал заявления командиру части с просьбой отправить на передовую. Но получил торжественный отказ. Помню, мы в сорок четвертом даже бежать на фронт собирались.
После войны я был свидетелем того, как в Киеве вешали немецких военнопленных из числа эсэсовцев. Самых отпетых зверюг, которые проявили себя особой жестокостью к мирному населению на территории Украины в годы оккупации.
Это было на площади Калинина. Прежде она называлась Думской, а еще раньше - Крещатицкой. Теперь это Майдан Незалежности.


Я особенно запомнил шестерых: один генерал, в форме, совсем седой, коротко стриженный, четыре офицера и один здоровый молодой эсэсовец лет двадцати.
Они были очень аккуратно одеты. Думаю, их не предупреждали о предстоящей казни, а сказали, что просто ведут на какое-то построение. Собралось много народу. Немцев вывели на помост, построили у виселицы, накинули на шеи петли. Когда они в конвульсиях заболтались на веревках, толпа начала аплодировать. Буквально так же дружно, как это бывает на выступлениях Аллы Пугачёвой…
А мальчишки, стоявшие прежде в первых рядах, как в амфитеатре или партере, прорвались сквозь оцепление, вскочили на виселицу, повисли на ногах у еще полуживых и начали раскачиваться: туда-сюда, туда-сюда… Зрители были в каком-то безумном восторге и хлопали в ладоши…
Я был очень расстроен тем, что стоял далеко от площади, так как тоже не возражал бы покачаться на этих повешенных гадах.
Короче говоря, когда все закончилось и осталось только оцепление, я, расстроенный, пошел домой. Надо было все-таки отдохнуть и прийти в себя после увиденного - не часто удается наблюдать вот такую экзекуцию, торжество справедливости, когда за преступлением следует вот такое зримое, неумолимое наказание.
Вечером решил прогуляться по родному мне Киеву. Ходил-бродил. Даже, помню, с девушкой какой-то познакомился и допоздна с ней гулял по городу.
А потом… Потом, проводив ее до дома, я отправился в обратный путь и вдруг понял, что заблудился. Погода была отвратительная, моросил дождь, туман… На расстоянии вытянутой руки ничего не видно. Я долго петлял по улицам и вдруг обнаружил себя на той самой площади Калинина, где накануне состоялась казнь.
Было совсем поздно, второй час ночи, милицейское оцепление уже сняли. И вот, представляете сцену: ночь, моросит мелкий противный дождь, никого на площади нет - только я один и повешенные болтаются. Ну и тут я решил не отставать от тех мальчишек.
Чем я хуже!.. Уже было холодно, и трупы были подмерзшие. Покачался я сначала на генерале. На нем были очень хорошие ботинки… Потом на офицерах. У них на ногах были отличные тонкие сапоги. А у солдата - обычные, кирзовые, как и у меня самого.
Будь я помоложе и останься в Киеве - все… Оккупацию я не пережил бы: евреев в живых не оставляли. Мою бабушку, которой тогда было 75 лет, расстреляли в Бабьем Яру. Она ведь еще в 1918 году пережила немецкую оккупацию Украины. Но тогда немцы были другими.
Как и все пожилые люди, знавшие полунемецкий идиш и вежливых солдат кайзеровской армии, она говорила: "Немцы с нами ничего не сделают, ведь это цивилизация. На зло они не способны". В 1941 году она совершенно сознательно отказалась от эвакуации и, конечно, погибла.

Потом на Украине говорили уже по-другому: "Немцы пришли - гут. Евреям капут, цыганам тоже, украинцам позже". На устах у многих были еще и такие слова: "Евреями растворяют, а замешивать будут на украинцах".
Поскольку здесь было много людей, состоявших в так называемых смешанных браках, вместе с женщинами-еврейками на Бабий Яр пришли их украинские или русские мужья, а мужчин-евреев сопровождали их украинские или русские жены. Они хотели разделить со своими близкими судьбу "переселенцев". И разделили…" - Вот такие страшные воспоминания о Майдане сохранились у доброго детского композитора Владимира Шаинского.


Tags: пример долбоебизма
Subscribe

  • Будни израильского апартеида

    Происходящее сейчас в Иерусалиме и Секторе Газа представляется отчаянной попыткой Нетаньяху сохранить за собой пост премьер-министра вследствие…

  • Байден подкладывает бомбу под Израиль

    У каждого своя правда. И правда еврея в том, что янки и весь остальной мир их регулярно продают и предают. Кстати, это во многом справедливо. Но и…

  • День Победы в Израиле

    Приближается годовщина Победы над нацистской Германией. В Израиле празднованию этой даты придается большое значение. Начнем с того, что, в отличие от…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments