yadocent (yadocent) wrote in antisemitism,
yadocent
yadocent
antisemitism

Categories:

Один военный инструктор из Израиля



Украина может освободить Донбасс за две недели


  • 21.12.2017, 12:52



Цви Ариэли

Но есть важный фактор, который не позволяет этого сделать.

Военный инструктор-волонтер из Израиля Цви Ариэли, который тренировал украинских силовиков во время АТО, в интервью "Апострофу" рассказал, почему Украина, которая имеет ресурсы, чтобы освободить Донбасс за две недели, не может этого сделать.

- Цви, вы говорили, что не очень тщательно отслеживаете в последнее время то, что происходит на фронте…

- В основном это – миниатюрное повторение войны, которая происходила сто лет назад, Первой мировой, траншейно-окопной. Несмотря на огромный шаг вперед, который сделали руководство и народ для восстановления боеспособности, украинская армия пока еще далеко не самая сильная в Европе...

- Выходит – только дипломатический путь?

- Конечно, на данный момент это – основной инструмент в силу недостаточной способности ВСУ. Но давайте посмотрим, кто в Украине заинтересован в том, чтобы вернуть эти территории? Нет определенности целей и задач, как это было в других конфликтах последнего времени. В Ираке была определенность. В арабо-израильских войнах была определенность. В аргентино-британской войне была определенность – нужно было изгнать какого-то диктатора, уничтожить армию какой-то страны или вернуть ту или иную территорию. А вот в украино-сепаратистско-российской войне цели и задачи нашей страны не определены.








- Что вы имеете в виду?

- Нет консенсуса ни в народе, ни, как следствие, среди властей в целях и задачах этой войны. Огромная часть украинцев вообще не хочет эти территории возвращать, среди них есть как патриотически настроенные, так и те, кто всей душой "болеют" за Россию. Из истории войн и международных отношений мы знаем, что на том или ином этапе, сколь бы ни была жестокой война, соседи с большой долей вероятности мирятся, особенно если эти страны переходят к процессу демократизации на определенном этапе. Возьмите Столетнюю, Тридцатилетнюю войну и сотни других конфликтов в Европе. Но на данный момент, с одной стороны, есть довольно большой пул людей, которые не готовы прощать, что естественно, а с другой стороны, не меньше, если не больше людей продолжают считать русских ближайшими братьями, которые просто подрались. Поэтому прямо сейчас Украина не может точно определить такие цели. А, в-третьих, президент Порошенко и нынешнее правительство, избранные демократически украинским народом, насколько я понимаю, не считают нужным освобождать эти территории военным путем, даже потенциально. Исключительно мирное урегулирование, дипломатический путь и так далее. Это просто данность, которую необходимо осознавать.

- Так и мир не особо одобряет военное решение конфликта.

- Действительно, часть современной западной цивилизации, прежде всего Европа и многие в Северной Америке, имеют исключительно низкий порог толерантности к насилию. Но дело в том, что нам нужно поменьше обращать внимание на то, что там хочет или не хочет мировое сообщество. Оно всегда будет против военного решения конфликта...

Некоторые верят в миф о сильном Израиле, но на тот момент Израиль вовсе не был тем Израилем, которым он является сегодня. Просто была воля к победе целого народа – народ был готов терпеть ради своего физического выживания. Об этом свидетельствуют цифры доли ВВП на военные расходы – до 30% ВВП в год. Не каждая демократическая нация в состоянии войны готова отдавать столько.

В Украине же сегодня: а) нет желания идти против мирового сообщества, которое в первую очередь озабочено не территориальной целостностью Украины и благополучием ее граждан, а тем, как быстрее и дешевле для себя заморозить горячую фазу конфликта; б) нет желания напрячь все экономические ресурсы, интеллектуальный и производственный потенциал, чтобы выгнать российских оккупантов и коллаборантов с украинской земли. Мы это видим во всем: начиная от того, что, по официальным данным, 70% призывников уклонилось от призыва, причем это характерно для всех регионов Украины, в том числе и ультрапатриотических; коррупция и откаты как были, так и есть во всей властной вертикали, включая сферу военных закупок; несвоевременные и недостаточно эффективные решения в сфере реформирования оборонного сектора как были, так и есть, что является закономерным следствием имитации перехода на натовские стандарты вместо их реальной имплементации, а также отсутствия люстрации генералов "советского разлива".







На данном этапе нет государственной стратегии, касающейся создания политической нации. Деятельность некоторых государственных, в том числе исторических, институтов и определенные законы в этой сфере создают у меня и многих людей впечатление, что они только для того и написаны, чтобы максимально быстро и эффективно разделить украинское общество или поощрять эмиграцию, что катастрофично для Украины, потому что человеческий капитал – важнейший для государства ресурс.

С военной точки зрения, конечно, мы не можем взять – и победить Россию. Но, по большому счету, такая задача перед украинской армией и не стоит. Совершенно очевидно, что Украине не нужно иметь Вооруженные силы, которые будут штурмовать Москву и Петропавловск-Камчатский. Задача украинской армии состоит в том, чтобы в нужный момент и по единому замыслу провести быструю операцию по окружению и зачистке собственных временно неконтролируемых территорий. Решение данной задачи также предполагает наличие сильной системы ПВО и ПРО, а также артиллерии (ствольной, реактивной и оперативно-тактического уровня), способных взаимодействовать с подразделениями разведки (включая космическую и аэроразведку), средств РЭБ и кибербезопасности, чтобы во время проведения подобной операции прикрыть наступающие войска от возможных попыток массированного контрудара со стороны России, их ракетных войск, артиллерии и авиации.

И хотя на сегодня украинская армия не способна решить подобные задачи, это не значит, что не надо наращивать силы и строить армию. Это надо делать обязательно – мы же видели, что происходит, когда армии нет. А у нас ведь еще есть границы с Россией, значительно менее укрепленные, чем линия разграничения. И никто не знает, что будет завтра и с какой еще стороны они попробуют зайти. А вдруг мост в Крыму им построить не удастся, и они захотят прорваться, чтобы пробить "коридор"?

Украинская армия, безусловно, должна стать очень-очень сильной. К этому надо идти. Нельзя надеяться на то, что завтра нам дадут "Джавелины" или еще что-то. Хотя если будут давать – надо брать, безусловно. Вот только вряд ли сейчас украинская армия сможет эффективно их использовать. Плюс – мы же видели, что было с радаром, когда военные отступили, не подумав о том, чтобы его подорвать.

Необходимы структурные изменения, о которых мы говорили. Кадровые, организационные, технические.

- Так ведь в израильской армии и аватаров, наверное, нет…

- Нет. Но не потому, что нет тех, кто способен напиться, а потому что там, если тебя пьяным поймают, служить в боевом подразделении ты не будешь. В тюрьму пойдешь. Там есть мотивация служить и все такое. И считается большим позором вылететь из боевого подразделения, куда не так просто попасть.

- А что за дикая история с 15 выпущенными в сторону солдат патронами, о которой писал военнослужащий бригады НГУ?

- Комбат издал некий приказ о поведении на базе в пункте постоянной дислокации. Вот он и начал в них стрелять. После этого случая, а также некоторых других этот комбат стал замкомбрига. Я не хочу называть имен, так как я не следователь и не суд. До этого момента было еще несколько историй, например, с ямой. В израильской армии в случае применения неправомерных наказаний могут расформировать подразделение. Раньше я велся на рассказы о том, что "у нас не такие люди", "нашим людям нужна твердая рука", но сейчас с опытом я вижу, что при системных и правильных путях решения проблем в любом обществе люди становятся "такие" и "правильные". Недавно Аркадий Бабченко убедительно рассказал, как с помощью повышения штрафов в Москве водители стали вести себя практически по-европейски. Так это в Москве, которая даже евроассоциацию не подписала. Значит, дело не в ментальности и декларациях, а в реальных и эффективных шагах по достижению конкретно поставленной цели.

Командир должен иметь авторитет. Но в украинской армии системная проблема заключается в том, что командирами зачастую становятся не лидеры, а люди, не имеющие знаний, влияния, не умеющие работать с личным составом и так далее. В Израиле 90% командиров имеют влияние, их уважают, потому что они проходят определенные постоянные усовершенствования, потому что там существует постоянный отбор и отсев. Ты не можешь перейти на следующий уровень, не пройдя предыдущий. В Украине командиры учатся, скажем, в институте Национальной гвардии четыре года – и потом все, даже самые бесталанные, становятся офицерами, и им дают в подчинение взвод. Представьте себе: 30 человек попадают под командование абсолютно случайного человека, которого просто в свое время записали на военную кафедру в его гражданском вузе, который там что-то писал в своих бумажках или шагал строем. И даже если ребятам повезет получить командира, закончившего военное училище или даже военный институт, это совершенно не гарантия, что он соответствует своей должности. Конечно, из учебных заведений выпускаются разные командиры. Есть и вполне способные. Но система, как мы видим, не способствует быстрой штамповке знающих и авторитетных командиров из способных военнослужащих, хорошо проявивших свои бойцовские и лидерские качества в строевых частях.

Сейчас война внесла коррективы в эту ржавую систему, и есть короткие курсы, однако их содержание сомнительно, и непонятно, зачем для их прохождения иметь высшее образование. В Израиле получаются командиры и офицеры, пройдя вместо военных училищ и институтов адекватные курсы, и абсолютное большинство из них не имеет высшего образования до определенного уровня. Также нет универсальной системы базовой подготовки, которая должна быть унифицирована не только в рамках ВСУ, но и в рамках всех силовых ведомств. Тогда каждый командир будет выставлять требования по личному составу и получать подходящее пополнение. Сегодня же командир одного армейского подразделения, получая пополнение из другого, может в лучшем случае строить догадки об уровне подготовки.

Стране и армии сегодня нужны думающие люди, которые будут системно брать и использовать лучший опыт других стран, адаптированный под современные украинские вызовы и реалии. Но делать это нужно осмысленно, а не тупо переводить с другого языка и начинать внедрять. Также необходимо постоянно анализировать собственный опыт боевых действий, делать из этого честные и системные выводы. Если были слабые места и пробелы, немедленно исправлять, вносить коррективы в боевые уставы, инструкции и т.п. А на данный момент устав остается тем же, и спрашивают с командиров за его невыполнение.







Вот хотите вы, допустим, израильский опыт перенимать. Так возьмите для начала израильтян, которые служили или пробыли тут какое-то время, и спрашивайте у них, будет работать та или иная израильская норма или не будет. Не хотите израильтян – пригласите британцев или американцев. Но платить им придется не 50-60 тысяч гривен, а столько, сколько специалист такого уровня получает в мире. А простой инструктор в мире получает от 5 тысяч долларов в месяц. Специалист стратегического уровня – 25-30 тысяч долларов в месяц. Дорого – да. Но подешевле можно получить очередной Иловайск или Дебальцево.

Не хотите платить такие деньги? Тогда и изменений реальных вряд ли дождетесь. Потому что получится в итоге фигня, вроде контрактной армии, когда все в итоге вернулось на круги своя, а натовские стандарты строят старые советские и постсоветские генералы, мало в них понимающие. Когда у нас в армии есть какое-то количество людей (таких, о которых говорят "ни рыба, ни мясо"), которые получают там зарплату – и поэтому боятся слово сказать или заявить о проблемах.

Может, я многого хочу, потому что я видел, как должно быть. А многие люди излишне оптимистичны только лишь на том основании, что, когда они служили, выстреливали по три патрона, а сейчас – по тысяче-две. Безусловно, это уже плюс. Но это ведь не системные изменения, не кардинальные перемены. Кардинальные изменения – это совершенно другое. Чтобы понять, насколько все кардинально изменилось, следует сравнить устав после трех с половиной лет войны с тем, что было при СССР. Насколько внедрили все переведенные волонтерами пособия, учитывая весь собранный и проанализированный опыт, в устав ВСУ? Думаю, что ответ очевиден. Подразделения обязаны по уставу и для показух делать одно, а по факту делают другое, потому что много из того, что написано в уставе, не работает в современной войне, это уже анахронизм, как печатная машинка в эру планшетов, а подразделениям нужно выполнять боевую задачу, и ребятам хочется жить.

- Выходит, никаких подвижек в этом отношении нет?

- Все зависит от политической воли. Даже законы в Украине сами по себе не работают. Вот я, например, не так давно писал о том, что творят некоторые сторонники партии "Свобода". Может, вы видели мои статьи.

- А что они творят?

- Они начали электорат свой поднимать и консолидировать под антисемитские лозунги. Мы пытались с двумя адвокатами писать на них заявления, чтобы тех, кто такие заявления распространяет, публично привлекли по статьям Уголовного кодекса: 161 (разжигание национальной розни), 442 (призывы к геноциду). В результате – только отписки нам писали. Один из этих "свободовцев" живет в Фастове, другой – в Днепре. Нас вызывали в Деснянское отделение полиции Киева, из одесской полиции звонили, присылали письма на имя Волошина (бывший заместитель командира батальона ОУН Юрий Волошин, один из заявителей), который в Одессе живет, присылали на мой адрес. Долго можно перечислять. И если бы я сам не видел этого, никогда бы не поверил, что полиция может вообще так работать.

- Будете добиваться привлечения этих двоих к ответственности и дальше?

- Надеюсь, что нам это удастся. К сожалению, история учит, что радикалы сперва начинают с невинных заявлений, что некую нацию или группу людей нужно, скажем мягко, "дискриминировать" или "наказать", а заканчивают массовыми могилами и концлагерями.

- Он действительно призывал к убийствам евреев? В прямом смысле этого слова?

- Ну, да. Писал: очень жаль, что Гитлер не завершил свое дело – и далее в таком духе. Выставлял плакаты, разжигающие ненависть.

- Может, человек психически нездоров?

- Может быть. Но, опять же, таких людей много. Мы же не говорим о простых людях. Этот человек возглавляет фастовскую "Свободу". То есть у него есть определенный круг людей, которым он проповедует, грубо говоря. То же самое в Днепре. Между прочим, не самый маленький город. И там точно такой же человек призывает "валить" евреев. Глава днепровской "Свободы", на минуточку. У меня есть достаточно старое видео, где точно такие же тезисы выдвигает один из депутатов от "Свободы" из Умани. Так что есть определенные люди, которые этим занимаются. И, к сожалению, это явление приобретает системный характер и проходит абсолютно безнаказанно, хотя и факты есть, и статьи в кодексах имеются.

- Вы видите умышленное подогревание ксенофобских настроений в последнее время? Или это единичные случаи, не имеющие системного характера?

- Подогревание однозначно есть – примерно последние года два. Первые два года после Майдана ситуация была куда лучше, чем до этого. Я наблюдаю постоянное снижение ксенофобии в течение лет независимости. Постепенно она уменьшалась, пока с Майданом и началом войны не сошла практически на нет. После Майдана, наверное, многие просто осознали, что как бы проблема не в евреях. Что это не Израиль захватил Крым и половину Донбасса. Что по воинам АТО и жилым кварталам украинских городов стреляют не воины Армии обороны Израиля под предводительством раввинов и не хасиды из Умани, а преимущественно славяне из РФ и отдельные украинские граждане, зомбированные идеей "русского мира" и "политического православия". А года два назад зараза ксенофобии и антисемитизма снова начала поднимать голову и набирать обороты.

- Почему, как считаете?

- Думаю, причин основных – две. Во-первых, это консолидация радикальных партий. Они теряют свой вес, и им необходима какая-то общая идея, которая задействует то, что глубоко сидит на уровне подсознания темных масс – антисемитские настроения.

- Это что-то вроде неизменного "языкового вопроса", на котором перед выборами так любят спекулировать многие политические силы, но для радикалов?

- Сто процентов. Ну, и наверняка Россией тоже эти настроения подогреваются. России это выгодно. Хочешь победить – разделяй и властвуй. Сеть ботов с пустыми профилями в соцсетях, подогревающая ненависть – яркий тому пример.

- И чем больше разъединяющих факторов, тем лучше.

- Для врагов Украины, безусловно, так и есть. В 2013-2014 годах, когда били евреев в Киеве, там однозначно был российский след. Я тогда входил в еврейскую самооборону… Тогда это все не прошло. Майдан и подавляющая часть украинского общества категорически не поддержали антисемитскую идеологию и практику.

А сейчас нормально так идет. И власти недостаточно делают, чтобы это остановить. Это, кстати, второй фактор. Не делают, потому что правоохранительные органы не хотят и не могут ничего сделать, они неспособны достаточно эффективно расследовать убийства, остановить повсеместные автоугоны, продажу наркотиков на каждом углу и так далее… Для них жалобы на разжигание – всего лишь раздражающий фактор, который мешает им работать. И они, как мне кажется, боятся разозлить националистов. Потому что это зачастую – организованные силовые группы. Те же "свободовцы" в теории легко могут собраться, пойти и поджечь какой-нибудь полицейский участок. Поэтому правоохранители и не хотят исполнять требования закона. Тут в Украине все целиком и полностью зависит от политической воли. Как, впрочем, и во всем остальном.

- Но ведь так мы скатываемся в абсолютную анархию.

- Получается, что так. Проблема в том, что у власти нет ни сил, ни желания как самой соблюдать законы, так и принуждать к соблюдению законов других. Вот и получается: если по указу или с одобрения президента Украины или такого-то министра происходит правовой беспредел и похищение людей – почему же какой-нибудь гражданин не решит, что может завтра начать похищать детей госчиновников и требовать за них выкуп? Я от некоторых людей слышу и читаю такие предложения, что волосы дыбом встают, типа создания "патриотического подполья" в Киеве. Это же дорога в никуда.


Tags: Израиль и его жители, жиды на украине, порождающий антисемитизм
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment