antisemit_ru (antisemit_ru) wrote in antisemitism,
antisemit_ru
antisemit_ru
antisemitism

"Знакомьтесь - Еврейство". Часть 1.

Оригинал взят у hbdnick в "Знакомьтесь - Еврейство". Часть 1.
Евреев не любят.... Хм. А за что собственно не любят? Конечно мы знаем ответы. Но вот вопрос. А что вы вообще знаете о евреях? Хотите честный ответ? Ничего. Ровным счетом, Ничего. Прочтите внимательно и покопайтесь в себе. Если почувствуете хотя бы отблеск солидарности с тем что изложено в этой замечательной статье, знайте, вы на верном пути. Удачи в познании.

М. Гитик

"Знакомьтесь - еврейство"

Основой данного издания явился курс об основах иудаизма, который автор читал на протяжении шести лет в ульпане иудаизма при бейт-мидраше "Томер Двора". Бейт-Мидраш "Томер Двора", в котором автор имеет честь учиться, его атмосфера, его раввины - очевидные соавторы всего хорошего и удачного, попавшего на эти страницы (все остальное на совести автора). Но совершенно особую благодарность я хочу выразить своему учителю, раввину Моше Франку, чьи уроки на протяжении последних 14 лет, являлись для меня постоянным духовным каналом, по которому я и получил почти все из того немногого, что мне удалось усвоить.

Менахем-Михаэль Гитик

Шват 5759 , февраль 1999 Йерушалаим

Введение “Первые трудности” или Стереотипы, которые необходимо разбить:
Сразу хочу очертить три главные (на предварительном уровне) проблемы, стоящие на нашем пути – тернии из ложных представлений и недопониманий, пройти которые может только настоящий рыцарь.
Проблема номер один. Вовсе не в смысле важности, это язык нашего общения - тот самый, "великий и могучий". Во всем, что касается духовных понятий, русский язык имеет ярко выраженные христианские коннотации.
Насколько "религиозные" термины русского языка наполнены христианским смыслом, можно убедиться на небольшом примере. Определите, пожалуйста, что в обиходном русском языке означают понятия "вера", "верующий". Вы не ошиблись, если дали определение, подобное следующему: верующий - это человек, ставящий идеалы или принципы выше всего, в том числе интеллекта, опыта, мнения общества.
Из подобных определений следует, что Фома неверующий (желавший проверить и убедиться) - персонаж резко отрицательный. Ведь действительно, с точки зрения христианства, из двух людей, которых посетили сомнения: того, кто проверил и убедился, и отогнавшего их по принципу: "Изыди, Сатана!", духовно выше отогнавший сомнения без всякой проверки. Такой уж у христиан идеал верующего.
А теперь посмотрим, что под верой понимает иудаизм: “Вера (с точки зрения Торы) - это постоянное физическое чувство близости к Всевышнему.” Не правда ли, странное определение? Из него следует, что Вы, читающий эти строки, вероятнее всего, человек неверующий, но что не менее важно, и я, пишущий эти строки, при всей своей, как бы Вы сказали, "религиозности", тоже человек неверующий. Дабы разобраться в ситуации (а она меня, честно говоря, не пугает, ведь именно то, что мы с Вами люди неверующие, и позволяет мне рассчитывать на диалог), я позволю себе привести два высказывания наших благословенной памяти мудрецов:

“ Вера выше знания ” и

“ Предел знания - отказ от знания как основы восприятия”.

С точки зрения иудаизма, как мы видели, вера - это результат, или точнее, цель познания. Другими словами, конечная цель еврея, признающего истинность Торы, - стать верующим. И путь к вере, как ее понимают евреи, - это путь Учения.
Обратим внимание читателя на "пикантность" ситуации. Слово Тора и значит учение, т.е. у нас получился каламбур: путь Учения – это путь Торы.
С этого момента и далее в целях приобретения общего словарного запаса давайте договоримся под словом “вера” понимать смысл, определенный Торой (иудаизмом), а в случае христианского значения слова “вера” будем говорить "слепая вера", каковой она в действительности и является.
Следующая проблема - это проблема перевода
Не являясь специфичной для русского языка, она по серьезности даже превосходит первую. Мы сразу отказываемся от недоброкачественных (это еще мягко сказано) нееврейских переводов, и рассматривать будем только традиционные еврейские переводы Торы.
Даже в этом случае рассматриваемая нами проблема напоминает старый детский анекдот. Строка: “Паду ли я, стрелой пронзенный, иль мимо пролетит она”, - может быть переведена на украинский язык таким образом: "Чы гэпнусь я, дрючком пропэртый, чы мымо дрюк цэй пролэтыть". (Я думаю, что даже без знания украинского языка, вы поняли, о чем идет речь).
Теперь перейдем к ее более серьезным для нас проявлениям. Пример из перевода Торы, выполненного в начале 70-х издательством “Мосад рав Кук” (вовсе не самого худшего, кстати, перевода): "И навел Господь Бог крепкий сон на человека, И когда уснул он, взял он одно из ребер его..." Не правда ли, сразу повеяло чем-то заветным и ветхим? Но как нам отнестись к этому тексту? Что это? Претензии Творца на роль первого хирурга и анестезиолога? Нет, это просто неудачный перевод! Появляющееся в оригинале слово “цела” переводится как сторона, ребро. А почему сторона? Тут необходимо пояснение. Знаком ли вам знаменитый "феминистский" вопрос: "Является ли женщина человеком?" - без сомнения, знаком. Так вот, ответ Торы на этот вопрос категорически отрицательный (погодите, сжечь эту брошюру вы всегда успеете, дочитайте это предложение до конца), т.е. любая женщина человеком не является, равно как и мужчина. Ведь в Торе прямо сказано, что человек был создан как единое существо, состоящее из "двух половин" - мужской и женской. Тем самым, решается вопрос о вышеозначенных "претензиях" Всевышнего. Речь, конечно же, идет не о хирургической операции по извлечению ребра из мужского тела, а о разделении двух сторон (именно так следовало перевести слово “цела” в этом случае – сторона, а не ребро) двуединой личности. Звучит интеллигентнее, не правда ли?
Вышеприведенный пример ничуть не забавнее следующего. Знаете ли вы, как христиане пользуются словом "адам" (человек)? Как именем собственным - вспомните незабвенного Адама Козлевича. Проблема даже не в изначальном непонимании ими предмета (т.е. Торы), а в том, что и совершенно "правильный" перевод слова "адам" как человек, лишает нас всего вложенного в ивритский оригинал смысла. Судите сами, по определению Талмуда, человек - это "помесь ангела с животным". Необычно, не правда ли? На самом деле, это определение заложено в самом слове “адам”. В нем слышится “адама” (земля) и “адамэ” (от корня “доме” - схожесть), т.е. возвышенное (сходство с Всевышним). Земное, духовное и материальное, высокое и низкое - все это заложено в корень слова “адам”, и, естественным образом, теряется при переводе. (Замечу в скобках, что небольшой комментарий, приведенный выше, вовсе не исчерпал заложенную в корне слова “адам” информацию. В этом слове звучит, например, слово "дам" - кровь, которую можно рассматривать как субстанцию, соединяющую разные члены тела в единый организм, а буква алеф, с которой начинается слово адам, имеющая на иврите значение один, показывает, что все в Творении должно стремиться к одной цели, и т.д.). В качестве примера можно привести любое слово Торы, потери при переводе которого воистину бесчисленны. Поэтому, не желая утомлять читателя, перейдем сразу к следующей, третьей проблеме, которая превосходит по серьезности (у нас пока все по возрастающей) даже проблему неадекватности любого перевода. При этом условимся понимать под переводом Торы ее очень узкий комментарий - не более.
Итак, третья, главная на этом этапе, проблема - это проблема сжатости изложения. В качестве примера возьмем слова из второй страницы Пятикнижия, не дававшие покоя многим поколениям библейских критиков: “И сказал Б-г: “сделаем человека...” В данном случае перевод не виноват. Стоящее в оригинале слово "наасе" переведено абсолютно правильно: "сделаем" именно множественным числом. Тогда о ком здесь идет речь? Как эти слова следует понимать? Авторы критики на Тору, которую они назвали “Занимательная библия”, решают этот вопрос довольно просто. С их точки зрения, речь идет не более чем об ошибке невнимательного компилятора - редактора Библии, который пропустил кусок архаичного текста тех времен, когда евреи были еще язычниками, не успев дорасти до монотеизма, появившегося много позже! Конечно, ждать объективного подхода от людей, заранее (еще до исследования) знавших, какой именно результат они собираются получить, было бы наивным. Но все-таки.
Из этнографии уже почти полстолетия мы знаем, что монотеизм не есть продукт "утонченного" язычества. Как раз наоборот! Из примитивного монотеизма, не требующего никаких знаний об окружающем мире, и родилось высоко цивилизованное многобожие, которое требует развитых представлений о природе сил, обожествляемых идолопоклонниками. Например, если ваши боги - небесные светила, то вы наверняка большой знаток астрономии. Как, говоря о такого уровня критиках, не вспомнить Остапа и те действенные меры, которые Бендер предлагал по отношению к подобного рода знатокам. Но что бы ни позволял себе автор этих строк, говоря о вышеназванном "комментарии" библейских критиков, Вы, читатель, скажете (и совершенно справедливо), что вопрос-то остался открытым и вопрос серьезнейший.
Кто те таинственные соучастники сотворения человека? Именно серьезность поставленного вопроса и требует серьезной работы с текстом Торы, каковой мы сейчас и займемся, не отказывая себе в удовольствии при случае улыбнуться, ведь самые серьезные ошибки совершаются при самом серьезном выражении лица.
Во-первых, нам потребуется дополнительная информация. Ведь именно недостатком оной объясняют столь любимые многими герои детективных романов шаткость построенных ими версий.
Тора однозначно указывает на нашу с Всевышним схожесть: “И сотворил Всевышний человека по образу своему, по образу Б-жию сотворил его … ". Но чем человек на Него похож? Поясним суть возникшей проблемы. Если я буду претендовать на сходство с собственным отцом, то Вы, читатель, резонно заметите, что с моим отцом не знакомы и никогда его не видели (даже издали), равно как и меня, пишущего эти строки, поэтому мои слова о схожести ничего для вас не значат. Но если я, например, поставлю Вас в известность, что я похож на царя Давида, благословенна его память, то Вы сможете сделать вывод, что я рыжий. Почему? Да потому, что это единственная деталь, сообщаемая Торой о внешности царя Давида. Таким образом, мы подошли к очень интересному вопросу: “Что нам, собственно, известно о Всевышнем?” Рискуя Вас огорчить, должен, тем не менее, ответить, что практически ничего.
Известные нам факты либо говорят не о Нем, а о Его проявлениях в этом мире (Он справедлив, Он милосерден, Он суров и т.п.), либо говорят о Нем в категориях отрицания (Он безграничен, находится вне времени, вне пространства и вне материи и т.д.). Все это не более чем перечисление отсутствующих у Него качеств, а нас как раз интересуют качества, Ему присущие. Единственное известное нам, присущее Ему самому качество, заключается в том, что Он - Творец. Тем самым без вариантов получается, что и мы с Вами, дорогой читатель, также Творцы. Творцы чего? “Светлого будущего”? Оставив пока этот вопрос открытым, продолжим собирать факты. Знаете ли Вы, что Всевышний, рассказывая в Торе о семи днях Творения, совсем не балует нас разнообразием эпитетов, Им используемых. Все, что Он делает, снабжено эпитетом - хорошо! Кому, собственно, хорошо? Единственная возможность абсолютной интерпретации, этого самого относительного в мире понятия “хорошо”, следующая:
"Хорошо” в семи днях Творения означает абсолютное соответствие замыслу Всевышнего. Так же, как деталь автомобиля марки “Мерседес” – хороша в смысле соответствия конструкторскому замыслу. А заключает всё Творение эпитет “тов меод” (превосходная степень - очень хорошо). интерпретация: совокупность всех деталей “Мерседеса” (аналог завершенного творения) – это уже автомобиль, качественно иной уровень. Теперь становится понятным и комментарий наших мудрецов, благословенна их память. Они утверждают, что "тов меод" – это "ецер а-ра" (злое начало). По нашей аналогии, бензин, требуемый для движения автомобиля. Тем самым, “ецер а-ра", по определению мудрецов, играет роль “двигателя прогресса”. Интересно, не правда ли?
Единожды в рассказе о Творении появляется другой эпитет: “не хорош человек”. Простите – это как? Ведь он, человек - цель мироздания, и именно он нехорош? Но ведь Всевышний абсолютен? Как же может Им сотворенное быть нехорошим? Помните, читатель, как мы ответили на самый “феминистский” вопрос – “является ли женщина человеком?”. Мало того, что никто из нас - мужчина или женщина, по отдельности человеком не являются, но теперь я собираюсь, “усугубив”, добавить, что, оказывается, мы еще и недоделаны. Да, именно так я трактую: “нехорошесть” – значит, недоделанность. А как еще прикажете понимать неподходящесть (ло тов) человека, сделанного абсолютным Мастером? Законченное им, как мы сказали выше, естественно хорошо, то есть абсолютно соответствует своему предназначению. И только человек, с одной стороны, недоделан (факт номер два), а с другой стороны, похож на Творца, - сам наделен возможностью творить.
Соединив эти два факта - сходство и недоделанность, получаем следующее объяснение слов “сделаем человека”: множественное число означает, что Всевышний, с одной стороны, а человек – с другой стороны “делают” человека. То есть человек - Партнер Всевышнего во всем, что касается достижения собственного совершенства. При условии объективного подхода к вопросу о значении слов “сделаем человека” вывод достаточно очевиден.
Продолжая обсуждение главной трудности, возникающей при попытке говорить о Торе, проблеме сжатости, конспективности излагаемого Торой материала, зададим резонный вопрос: “А почему бы Торе не объясняться чуть подробнее, чтобы не было стольких разночтений и непониманий”? Для ответа на этот вопрос вспомним о возрасте Пятикнижия Моисеева. Так вот, по самым “атеистическим” оценкам современной истории (не путать ее со школьной, советской, архаично-лживой) Пятикнижию около 3000 лет. Возраст более чем солидный. Ну и что? А вот что!
Представьте себе, что Вам нужно написать обращение к отдаленным потомкам, которые будут жить через 1000 лет после Вас. Как Вы поступите? На каком языке рискнете обратиться к ним, не теряя надежды быть правильно понятым, если словари языка 20-летней давности уже считаются устаревшими? А у нас счет идет на тысячелетия! Поскольку серьезное обсуждения проблемы адекватной передачи информации выходят за рамки нашего исследования, то приведем возможное решение данной проблемы: следует закодировать передаваемый текст и устно через специально подготовленных людей передавать способ расшифровки. Тем самым в каждом поколении будет возможность подробного (расшифрованного) изложения материала на разговорном языке данного поколения.

Глава первая.

"Предварительные замечания"

Итак, мы обсудили основные предварительные трудности и теперь приступаем к тому, ради чего и написан данный материал: к обсуждению жизненно важных вопросов, без удовлетворительного ответа на которые наша жизнь объективно бессмысленна. Вот их (не претендующий на полноту) перечень: “Что есть человек? Есть ли у мира Творец? Что есть жизнь и что есть смерть? Имеется ли в мире счастье?…”
На следующих страницах я попытаюсь построить общую теорию, из которой, как частные следствия, проявятся ответы на заданные выше вопросы. Но, - возразит читатель, - а чем ваша теория будет лучше множества других, ведь: “Все теории стоят одна другой?” Отвечаю: не претендуя на математическую точность, изложенная ниже теория обращается как к единственному судье, к Вашему, читатель, интеллекту, и претендует сразу на два несомненных (после проверки) достоинства:

1) внутренняя непротиворечивость;

2) объяснение всех известных фактов о “скитаниях вечных и о земле” (о феномене человеческой жизни).

Как это принято в естествознании, гипотеза, с одной стороны логичная, (непротиворечивая) и объясняющая максимальное количество известных на сегодня фактов (желательно все), и становится рабочей.
Именно так, прошу Вас, читатель, отнестись к следующему материалу. Я, естественно, не претендую на истину в последней инстанции, а лишь на “рабочесть” (т.е. на логичность и полноту) нашей теории. Как любая уважающая себя доктрина, Тора (в нашем изложении) начинается с некоего постулата, определяющего цель, ради которой абсолютный Всевышний стал Творцом. Но еще прежде, чем мы сформулируем эту единственную аксиому иудаизма, следует обратить внимание на парадокс, который звучит в предыдущем предложении. Как абсолютность Всевышнего согласуется с Его желанием Творить? Ведь любое желание имеет причиной недостаток. Ситуация получается в принципе невозможная: или абсолютность, или желание Творить! Но не будем, дорогой читатель, паниковать.
Как и всегда в подобного рода силлогизмах:
причина желания – недостаток;
2) Всевышний пожелал сотворить.
СЛЕДОВАТЕЛЬНО, Он (не дай Б-г!) не абсолютен, наша посылка 1) не верна. Желание, вытекающее из недостатка, ненастоящее, т.е. не личностное. Его следовало бы назвать нуждой, а не желанием. Чего стоит, например, следующее высказывание: “ Я хочу дышать,” - при чем здесь Я? Ведь речь идет о потребности, заложенной в мой организм. Так что в принципе объяснимые (вычисляемые арифметически, как бы я их назвал) желания вообще не мои, не личностные. Но разве бывают желания, чей корень не потребность (недостаток)? Примером такого желания, происходящего не от недостатка, является наше желание жить (не путать со страхом смерти!) Сравните фразу “я живу и хочу жить”, с заявлением “я абсолютно сыт и хочу есть”.(Т.е. наша “заполненность жизнью” соседствует с желанием быть “наполненным” ею). Лишь необъяснимые, не арифметические желания заслуживают личностного местоимения - мои.
Итак, желание Всевышнего творить не только не противоречит Его абсолютности (т.е. не является нуждой), но более того, это желание есть следствие Его абсолютной доброты.
Представьте себе доброго человека (в вашем представлении), поместите его на необитаемый остров и ответьте на вопрос: “в чем его доброта?” Т.е. под добротой (полнотой, совершенством) мы подразумеваем активное проявление этого качества – влияние. В качестве одной из самых изощренных “духовных пыток” можно предложить сообщить человеку потрясающе счастливую для него новость, после чего запереть его одного в комнате без телефона. Представляете себе? Желание поделиться переполняющей тебя радостью столь естественно (хотя и необъяснимо), что невозможность ее проявить – самая настоящая, хотя и духовная, пытка. А теперь сформулируем нашу аксиому, на которой стоит все здание еврейской философии:
“цель Творения – осчастливить сотворенных Им”.
В оригинале –“леатив ле нивраав”.

Глава вторая:

"Три первых этапа Творения”

Самое первое, что следует учитывать, читая следующие страницы, - все, обсуждаемое на них, происходит в мире духовном, то есть вне времени, пространства и материи. Как же в таком мире ориентироваться? Не так уж и сложно, нужно только вместо понятий “раньше” и “позже” говорить о причине и следствии, а вместо расстояния – о схожести качеств. Так же, как у людей близкими называются, вопреки любому физическому расстоянию их разделяющему, любящие друг друга, а далекими – ненавидящие, даже если расстояние между ними – считанные метры, отделяющие скамью истцов от скамьи подсудимых.
Главная практическая характеристика духовного мира: мысль равняется поступку. И потому в соответствии с замыслом Всевышнего, сформулированном в нашей аксиоме, появляется (рождается, отделяется от предыдущего состояния) Сотворенное Им, заполненное счастьем. Это состояние мы назовем первым этапом Творения.
Прежде, чем мы продвинемся дальше в нашем расследовании причин бытия, поясним, в чем очевидность сформулированной нами аксиомы. Почему так уж естественно, что цель Творения – счастье сотворенных? Что подразумевается под счастьем? На второй вопрос можно ответить так: счастье – это то, чего вы более всего желаете и то, чего вам более всего недостает. Но я попытаюсь ответить сразу на оба заданных вопроса, причем в чисто еврейской манере, то есть через вопрос: “Максимум того, что Творец может дать человеку – это ***?“ Ответ гениально прост: “максимум того, что Творец может дать человеку, - это Самого Себя!”
Под счастьем, как целью Творения, следует понимать достижение сотворенным уровня Всевышнего. Теперь у нас получается следующая цепочка синонимов: счастье – вера – близость к Всевышниму. Напоминаю, что вера у евреев – это цель (определение понятия “вера” смотрите выше).
Итак, наша аксиома естественна в силу абсолютного альтруизма Создателя. А теперь вспомним об определенном нами первом этапе Творения, т.е. о состоянии, где сотворенное полностью заполнено счастьем, и цель Творения (осчастливить сотворенное) на первый взгляд достигнута. Это состояние можно условно обозначить как уровень младенца. Так же, как накормленный сухой младенец, вовсе не является счастливым, не осознает счастья, так и сотворенное на первом этапе Творения, хоть и заполнено счастьем, но не осознает этого. Поэтому вследствие динамики, заложенной в структуру Творения, появляется новое качество (напоминаю – вместо расстояний несхожесть свойств), рождается новое состояние сотворенного.
По нашей терминологии, второй этап Творения.
Качество, характеризующее второй этап – это самосознание. Его появление ("запрограммированное" Всевышним) адекватно рождению второго этапа Творения, условно обозначаемого как "ребенок". Раз появившись, самосознание проявляет тенденцию к развитию, т.е. к осознанию самого себя.
Третий этап Творения – условно называемый “подросток” – характеризуется (выделяется, рождается из предыдущего состояния) максимальным уровнем сознания.
Как следует понимать последние три слова? Дело в том, что сознание занимает “место” счастья (сравните “Горе от ума” и “Умножающий знания умножает печаль”). Максимум самосознания мы поэтому определяем через “минимум счастья”. Специфический одесский термин “интерес к жизни” может помочь нам в понимании состояния минимального счастья. Так же, как человек в нашем мире лишившийся “интересов” (сравни с псевдоодесским проклятием “чтоб у тебя уже все было”), ничего не желающий, ни к чему не стремящийся, просто не сможет жить, так и сотворенное Всевышним ради получения счастья не может существовать без определенного прожиточного минимума “счастья”, даваемого Всевышним. Тем самым третий этап Творения есть ни что иное, как впервые осознанная сотворенным (напоминаю, все описываемое происходит вне времени, пространства, материи) собственная сущность, которую можно определить как желание получить все уготовленное Всевышним счастье. Но выяснение со всей возможной полнотой собственной эгоистической сущности ставит сотворенное перед неразрешимым, на первый взгляд, противоречием. Ведь попытка получить все приготовленное Творцом “счастье” (по более точной терминологии еврейской философии – каббалы то, чем Всевышний хочет наполнить сотворенное, называется ор – свет) приведет к духовному самоубийству – потере самосознания, возвращению на уровень “младенца”.
Здесь уместно вспомнить знаменитейший опыт, проведенный в 60-е (если не ошибаюсь) годы. Крысе вживили в мозг электроды, и в случае нажатия ею кнопки крыса получала от слабого электрического разряда удовольствие насколько сильное, что переставала реагировать на воду, еду, самцов. Крыса, как известно, умерла не в силах не на секунду отвлечься от нажимания кнопки.
Аналогия очевидна. Вопрос, на который должен был ответить четвертый этап мироздания, такой: “Счастье или самосознание?”, или если точнее: “Как, не потеряв самосознание, принять все уготовленное Всевышним счастье?”. Тут, конечно, можно попробовать все “свалить” на Творца, вопросив: “А зачем Он сотворил столь сильное желание получить?” Ответом на этот вопрос может послужить написанное Лодовико Ариосто (Италия, конец 15 века) двустишие, оно явилось ответом на присланные в подарок соседом-помещиком бутылки вина.
“Ты прислал мне вина, но вина своего мне хватает,
Если хочешь мне угодить – жажду пришли”.
Ожидающий к ужину бесконечно дорогого гостя должен в первую очередь позаботиться не об изысканности яств, сервировке пиршественного стола, неназойливом сервисе, а об аппетите гостя. Количество полученного удовольствия прямо зависит от величины желания именно это удовольствие получить.
Посему, первое, о чем “позаботился” Всевышний, и было это желание сотворенного получать. Т.е. эгоизм есть изначально присущее человеку свойство, но не единственное (смотри выше определение человека на стр.3).
Теперь после вышесказанного замечания, можно вернуться к поискам выхода из того духовного тупика, которым завершился третий, “подростковый” этап Творения. Как же все-таки получать, не отдаляясь от Источника? Ведь свойства дающего и берущего диаметрально противоположны! То есть, чем более я “берущий”, тем глубже духовная пропасть, отделяющая меня от Всевышнего – дающего, альтруиста.
Тогда предложите Вы, читатель, пусть сотворенное тоже дает!
Но кому простите? Ведь Творец не имеет недостатков ни в каком смысле!

Глава третья.

“Выход из “тупика””.

Тем не менее, выход из сложившейся ситуации достаточно прост. Следует брать (ведь другие возможности не предусмотрены), но так, чтобы это по сути являлось даванием. Поясним вышесказанное примерами. В моем раннем детстве (думаю, что и в Вашем, читатель, также) типичной (по рассказам моей мамы) была ситуация, в которой я, двухлетний, отодвигал тарелку, проявляя тем самым свое явное нежелание продолжать кушать. Моя мама просила меня съесть еще две ложечки за папу и за маму и, пользуясь моим слабым знанием арифметики, с одной стороны, и любовью к папе и маме с другой, с другой стороны, вливала в меня еще солидное количество ложек куриного бульона. Так вот, хотя по форме принятие мной внутрь дополнительных ложек бульона – эгоизм, по сути (поскольку у меня не было желания кушать) это принятие, имевшее единственной целью сделать маме приятное– альтруизм.
Пример более солидный (но ничуть не менее забавный), - рассказ О.Генри “Сила традиции”. Помните простого американского миллионера и его постоянного клиента, нищего, которого он, миллионер, кормит бесплатным сытным обедом раз в год в честь дня Благодарения. Это продолжается несколько лет, и наступает момент, когда миллионер-банкрот, умирая от голода, на последний сэкономленный доллар кормит в очередной день Благодарения (сила традиции!) "своего нищего". А нищему в этот день подфартило, два обеда успел он к этому моменту съесть. И ему, понятно, кусок в горло не лезет, но сила традиции! Очевидно, что нищий, который ест третий обед, не берет, а дает – дает возможность умирающему от голода бывшему миллионеру дать! Таким образом, они оба дают и оказываются в финале рассказа на соседних больничных койках: один от хронического недоедания, а второй – от обжорства.
Четвертый этап Творения начинается, в соответствии с вышеизложенным, с решения сотворенного брать, только чтобы дать возможность Создателю дать.
В соответствии с этим решением (напоминаем, что мысль равняется поступку) появляется духовный экран (фильтр), назначение которого пропускать через себя идущее от Творца счастье только в случае наличия у сотворенного желания “усладить Создателя”, приняв от Него очередную порцию счастья. Сложившаяся таким образом ситуация напоминает следующую: представьте себе человека, голодавшего в течение длительного времени (30 дней, например!) и оказавшегося внезапно за праздничным столом; очевидно, что в случае, если этот человек будет есть “с аппетитом”, то он умрет от несварения желудка прямо за столом! Т.е. потеря самоконтроля (ложечку бульона, подождать, теперь можно еще ложечку!) для такого человека смерти подобна. Эта очевидная параллель – невозможность принять сразу все, что Всевышний хочет дать, и позволяет нам понять вынужденную “квантированность” (порционность) получаемого сотворенным счастья.
На четвертом этапе Творения начинается настоящее (сознательное) соучастие сотворенного в процессе Творения. И поскольку Творческое начало сотворенного, его схожесть с Создателем, практически означает наличие у него свободы выбора, мы рассмотрим действия сотворенного на 4 этапе именно как реализацию свободы выбора сотворенного. Собственно, речь идет всего о двух возможных действиях сотворенного: принимать или не принимать очередную порцию идущего от Творца света (счастья).
Чтобы нагляднее представить себе, о какого рода выборе идет речь, рассмотрим следующий пример. Находящаяся на диете женщина жарким летним днем решает вопрос: может ли она позволить себе съесть порцию мороженого. В случае положительного решения женщина получает удовольствие, кушая мороженое. Но и в случае, когда она, проявив недюжинную силу воли, отказывается от мороженого, она также получает удовольствие - удовольствие от сознания правильности сделанного ею выбора, от победы, одержанной ею над собой.
Сходным образом непринятие очередной порции счастья в силу непобежденной эгоистической сущности желания получить - есть шаг в сторону Всевышнего, альтруизм.
Выбор этот, по еврейской шкале ценностей, оценивается как хороший. Еще выше оценка в случае, если сотворенное принимает “ради Творца”, то есть без малейшей примеси эгоизма, очередную порцию счастья. Именно так выглядела работа сотворенного по достижению им близости с Создателем, то есть по достижению им уровня абсолютного альтруизма, на четвертом этапе Творения.

Глава четвёртая.

"Большой промах - Причина Большого врыва"

К сожалению, сотворенное не удержалось на этом уровне работы, и потребовалось появление материи (и сопряженных с ней компонентов - пространства-времени) для успешного завершения работы. Тут мы впервые хотим соотнести все нами описываемое с тем, о чем говорит письменная Тора. Как, наверное, помнит читатель, сотворенный Всевышним человек, был помещен в Эдемский сад для работы и охраны.
Тут возникает несколько естественных вопросов. Что значит сад? Ведь речь, конечно, не идет о саде в нашем материальном понимании этого слова. Материалистическое понимание невозможно вследствие ниже постулируемой тождественности первого промаха адама и появления материи. Что же в том нематериальном, что названо Торой садом требует обработки? Кому нужна “охрана” нематериального сада? Для ответа на эти вопросы давайте проясним для себя смысл соучастия или работы выполняемой сотворенным человеком. Речь идет, как уже было сказано выше, о реализации Творческого начала адама, т.е. его свободы выбора (схожести с Всевышним см. выше). Вспомним, что Тора прямо говорит, что после промаха адам стал выбирать между категориями добра и зла, а каким был его выбор до промаха? Ответ на последний вопрос приведет нас к ответу и на предыдущие вопросы и вообще к прояснению ситуации.
Несомненно, выбор у адама до промаха был, коль скоро он был помещен в сад для работы. Мы обозначим этот выбор как выбор между категориями “хорошо” и “лучше". Тем самым мы совместили действия сотворенного на четвертом этапе Творения с работой первого человека до его промаха. В том и в другом случае речь идет о реализации свободного выбора на уровне “хорошо – лучше”. При этом давайте понимать под садом место, где произрастают плоды жизнедеятельности человека. И еще одна немаловажная деталь: в саду работа производится внизу (на уровне земли и чуть выше), а ее результаты, плоды – наверху.
То есть Тора, используя земное слово сад, пользуется основными характеристиками этого материального понятия, для описания событий, весьма далеких от материи. Точно также, говоря об охране сада, Тора говорит об опасности, подстерегающей человека на его рабочем месте – в Эдемском саду. То есть охранять сад следует от единственного, могущего нанести вред, - от самого себя. Смысл этого предостережения связан со свободой выбора человека. Промах (так следует переводить слово хет, которое почему-то переводится на русский язык как грех - слово на иврите вообще отсутствующее!) первого человека и как следствие его переход на уровень выбора между хорошо и плохо может быть ассоциирован в четвертом этапе Творения с невозможностью удержаться на нематериальном уровне выбора между “хорошо и лучше”. Тем самым промах первого человека и есть причина “Большого взрыва”, т.е. появления материи.
Чтобы лучше понять необходимость появления материи, рассмотрим ее свойства:
1. Материя делает мысль не равной поступку. Материя выступает в роли нравственного тормоза. Процитируем братьев Стругацких: “Как раз то, что наиболее естественно, наименее присуще человеку!” Расстояние от желания, мысли до его осуществления (или неосуществления) и есть измеритель человеческого в человеке.
2. С одним материальным объектом могут быть связаны два противоположных духовных качества (напомним, что в мире духовном, где нет расстояния, противоположные качества максимально далеки друг от друга, несоединимы), т.е. любовь и ненависть, альтруизм и эгоизм и т.п. “умещаются" вместе в одном человеческом существе. Именно так выглядит материальное оформление выбора между хорошим и плохим. Зло - это внутреннее человеческое качество, и обращается оно к человеку от его имени, пользуясь личными местоимениями “я”, “мое” и т.п.
3. Материя – причина любого недостатка. Неадекватность, так хорошо определенная Тютчевым: “мысль изреченная есть ложь,” – это в каком-то смысле главный недостаток этого мира. Как сказал один художник: “Нарисовал гениальную картину, а потом изобразил ее в красках на холсте и все испортил!”. "И начинанья, взнесшиеся мощно, сворачивая в сторону свой ход, теряют имя действия!”
Коль скоро мы процитировали великих поэтов, то в качестве дополнительного примера зададимся вопросом: “А что делает поэта гениальным?” Ответ: его умение обойдя слова (неадекватность материи) создать Образ:
Всю тебя от гребенок до ног
Как трагик в провинции драму Шекспира
Играл я на память и знал назубок
Шатался по городу и репетировал.

Продолжение следует...
Tags: порождающий антисемитизм
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments