November 19th, 2016

  • klim_vo

Благая весть славянам: ответ на вопрос: "а судьи кто?"

Оригинал взят у blagin_anton в Благая весть славянам: ответ на вопрос: "а судьи кто?"
Сколь раз этот вопрос кто в пафосном, кто в риторическом ключе озвучивал в обществе?! А между тем, такого ответа как я хочу дать на него ниже, ещё никто не давал.




Как обычно бывает, чтобы совершить прорыв в какой-то области, надо сначала своё сознание подготовить к этому. Для меня такой подготовкой стало написание статьи "Ну ни хрена себе! — сказал я себе!" Она на тему: «Знаки и символы правят миром, а не слово и закон», — слышали такое изречение вроде как Конфуция?

В той статье я открыл для себя (и для своих читателей тоже), что слово "судейский" значит "иудейский". В этом легко убедиться, если элементарно открыть любой словарь англо-русского языка:

Judical (судейский),

Judge (оценивать),

Judicature (судоустройство),

Judaic (иудей).

Символ любого российского суда — судья в униформе, которая называется иудейская роба — judicial robes.

Collapse )


Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • p0pik0f

Чудовищные корни путинщины. Психопатология иудаизма

Оригинал взят у ukhudshanskiy в Чудовищные корни путинщины. Психопатология иудаизма
Оригинал взят у ukhudshanskiy в Психопатология иудаизма
Оригинал взят у reich_erwacht в Психопатология иудаизма
Обзор книги Херве Риссена "Психоанализ иудаизма" (Hervé Ryssen "Psychanalyse de judaïme" Levallois: Éds. Baskerville, 2006)

«Психоанализ иудаизма» - это вторая книга Херве Риссена о евреях. Для Риссена, не отвергающего ни этнорасовое, ни религиозное определение евреев, наиболее важным фактором, отличающих евреев от остальных народов, является их ментальность.

Чтобы понять эту ментальность, его первая книга, «Les Espérances planétariennes» (2005), исследовала «планетарную идеологию», преобладающую в работах современных еврейских интеллектуалов. Чтобы раскрыть характерологические или психологические основания их ментальности, вторая книга Риссена подходит к изучению евреев под близким, но несколько отличающимся углом. (На самом деле, это не «психоанализ» во фрейдистском смысле).

Как и его первая работа, аргумент «Психоанализа иудаизма» строится на обширном цитировании различных авторов, которые, собственно, и являются объектами изучения Риссена; и эти цитаты зачастую растягиваются на целые страницы и в совокупности составляют больше половины книги. Подобный подход делает чтение книги весьма утомительным занятием, особенно учитывая, что аргумент автора лежит весьма глубоко спрятанным среди этих бесконечных цитат. (Любители французской ясности и красноречия найдут этот стиль изложения особенно сложным для восприятия).

В характерологическом анализе еврейского интеллектуала, Риссен возвращается к планетарной идеологии, которую он исследовал в своей первой книге.

Учитывая центральность этой идеологии для еврейской ментальности, Риссен утверждает, что иудаизм – это настолько же политический проект, насколько и религия – проект, вдохновленный мессианскими ожиданиями, составляющими религиозное ядро иудаизма, проект, заключающийся в разрушении границ, объединении Земли, и установлении всеобщего мира, о котором возвещали мстительные еврейские пророки.

Религиозные евреи понимают это стремление к единому мирному мировому порядку в терминах тысячелетнего ожидания своего мессии и возрождения древнего царства Давида. Нерелигиозные евреи, на что обращает внимание Риссен, видят это в секулярных терминах – как мультирасовую планетарную утопию, основанную на еврейских ценностях (подразумевается, что они станут ценностями объединенного человечества).

Побуждение к воплощению этой планетарной идеологии сделало евреев народом, преимущественно определяемым священниками, пророками и публицистами.

Таким образом, каждое еврейское интеллектуальное или артистическое произведение имеет своей целью внушить еврейскую планетарную идеологию всем остальным.

В подобном же духе они требуют от не-евреев отказаться от своей расы, религии и наследия – по сути, от каждой специфической особенности, которая отделяет их от остального человечества.

Все уникальные черты европейцев – от их наиболее интимных персональных взаимоотношений, до культурного основания самой европейской цивилизации – приобретают чудовищный и уродливый характер, препятствуя пришествию идеально запланированного еврейского мира.

Верность своей крови, традициям, исторически-сложившиеся институтам и обычаям – то есть, в их сопротивлении импульсу глобалистического катка – полагаются «расистскими» и предназначены к распятию.

Единственная европейская вещь, которую они действительно ценят – это красота европейских женщин.

Collapse )

1