February 17th, 2014

Олимпиотизм, или Вы не должны были так сказать.

На совещании высшего руководства незадолго до войны во время обсуждения вопроса  об аварийности в авиации генерал-лейтенант Павел Рычагов в сердцах бросил: "Аварийность и будет высокой, потому что вы заставляете нас летать на гробах!" Повисла жуткая тишина, нарушенная негромким голосом вождя: "Вы не должны были так сказать... Заседание закрывается".
На чем именно приходилось летать советским летчикам, и каковы результаты такой боевой подготовки, вскоре стало очень хорошо известно, в том числе   -  тому,  кому адресовался крик души генерала Рычагова. Очень может быть, что правоту его слов "эффективный менеджер" понимал с самого начала. Но неосторожному авиатору это уже не помогло: в октябре 1941 г. он был расстрелян - как враг народа, разумеется. Ибо дело было в стиле. ТАКОЙ  разговор с  вождем  был равносилен богохульству. И богохульник заслуживал кары - независимо от мотивов и содержания хулы.
Площадь, занимаемая громокипящими откликами на маленький текст Виктора Шендеровича - если перенести их на бумагу - наверное, потянет на увесистый том, а то и не один. Однако же, насколько удалось с этим словоизвержением ознакомиться, никакого отношения к делу  оно не имеет. Разве  что, не дай Бог, -  в уголовном смысле
Заверения в восторге от искусства гениальной фигуристки (подтверждаю: дважды смотрел - и потрясен) автору не помогли, их даже не заметили. Общественность сверху донизу разгневана параллелями. О чем, собственно, идет речь, никого вроде бы и не интересует. Юля Липницкая - и Ханс Вельке, Берлин-1936  -  и  Сочи-2014... Да как смел он вообще составлять такие пары?!
В общем-то ведь все всё знают. По крайней мере, в основном. Про безумно потраченные  - и безмерно разворованные - деньги, про мягко - и не очень - изнасилованную демократию, про заигрывание с русопятством, за коим маячит вполне обыкновенный нацизм. И вообще - про всю несчастную Россию под властью очередных чисто конкретных паханов - лощеных и не особенно...  Которые  наверняка   сумеют извлечь максимальную пользу, в том числе  материальную, из чужой славы... Короче  говоря, - знают более или менее, - ЧТО призван прикрыть своим сиянием праздник зимнего спорта в черноморских субтропиках...
Ну и что? Желаем гордиться! Не трожь, сука, нашу Олимпиаду! Нашу славу не замай!..
И наши бабки, - не произносит, но думает  строго определенная часть разгневанных.
Как вам не стыдно сравнивать российские Игры с немецко-фашистскими, Россию с фашистской Германией, которую она победила?  - подвякивает часть зарубежной русскоязычной общественности. Забывая или не желая вспомнить, между прочим, что победа над фашистским режимом - не гарантия от применения его инструментария победителем, что оный вскоре после победы и продемонстрировал... Богохульство - и все тут!
Вы не должны были так сказать...
Когда  писателю Льву Разгону во время войны лагерный следователь хотел "нон-стопом" навесить второй срок, то, не слишком задумываясь, обвинил его - еврея опять же! -  в сочувствии  Гитлеру. Потому что очень уж хотелось посадить.
Еврею Шендеровичу,  встревоженному тем, как бы на плечах олимпийских рекордсменов не вознеслось на пьедестал нечто вроде того, чему помогло действо в Берлине, самому навесили ярлык фашиста.
Интересные, кстати, намечаются, параллели - в духе, так сказать, новейших веяний...
Гордиться, а не думать... Гордиться, чтобы не думать... Пусть гордятся, а не думают... Этот букет желаний, исходящих снизу и сверху и сливающихся воедино, пахнет, видимо, так сильно, что запах отшибает мозги - даже вне российских границ.
Надеюсь, Виктору Анатольевичу судьба Павла Васильевича не грозит: времена все же малость не те. А вот как далеко зайдут параллели, о которых он вел речь?
Не пришлось бы однажды многим, объятым ныне праведным гневом, признать - вслух или про себя - что он должен был так сказать. И как бы не оказалось это признание слишком запоздалым.
17.02.2014.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.