March 15th, 2013

Юбилейные заметки

Посмотрел фильм Аркадия Ваксберга "Реприза" (http://www.youtube.com/watch?v=BlVCT0oY6Ww) о возможной подготовке депортации евреев в связи с "делом врачей". Потом прочел рецензию на него Геннадия Костырченко (http://www.lechaim.ru/ARHIV/142/repriza.htm), отклик на нее Романа Казака (http://club.berkovich-zametki.com/?p=3630) и еще кое что - по ссылкам. Таким образом, как бы отметил юбилей этого самого "дела". Нельзя сказать, чтобы фильм был стопроцентно убедителен ( скажем, в надежности свидетельств таких персонажей, как Булганин и Каганович, можно и усомниться), а Костырченко я числю в порядочных в связи с его книгой "В плену у красного фараона". Тем более, однако, странными показались некоторые его пассажи. Скажем, к чему эти попреки советской карьерой? Не все шли в диссиденты. И даже не большинство. Но это не основание для того, что бы не считаться с их мнением, а критику в адрес советской системы отвергать как неискреннюю. Во всяком случае - такого основания не достаточно. Многие вели себя макисмльно достойно и не становясь в прямую конфронтацию с властью. И стремясь высказать свои взгляды, насколько это позволяло время, пользовались той трибуной, которая была доступна. В том числе и "Литературной газетой". Прекрасно сознавая, думаю, что это - разрешенная смелость. И зная, что собой представляет главный редактор.
Сомнителен и главный довод Костырченко - что мол раз нет документов, значит, и говорить не о чем. По-моему,
железное следование этому правилу, кажущемуся необходимым и естественным для добросовестных историков, в данном случае его подвело. Банальный довод: документов за подписью Гитлера о ликвидации евреев тоже, насколько известно, нет - и что, из этого следует его невиновность? Режимы такого рода не любят оставлять следов, а Сталин в этом смысле был гораздо умнее и предусмотрительнее Адольфа...Что же касается доводов Казака, то они по-своему интересны и даже убедительны, но, как кажется, автор кое-чего не учел. Это нынче, задним числом можно рассуждать о вероятных последствиях (внутри страны и за рубежом)
такой акции, как массовое выселение евреев. А в какой мере считался - и считался ли вообще - с такими последствиями в то время тот, от кого осуществление акции зависело? Скажем, рассматривая возможность гипотетической депортации, Казак пробует представить, насколько легко было бы подвести под оную массу евреев: "Заносить ли в список депортируемых товарища Кагановича с семьёй, Илью Эренбурга, Юрия Левитана, Генерального конструктора Семёна Лавочкина, Главного конструктора Гуревича, который нынче сушит мозги, как из «Сейбра» сделать МИГ-15? А целая армия докторов-профессоров от химии и физики, трудящихся над созданием атомной бомбы? C медиками понятно. Все убийцы. А всякие мессереры, плисецкие и рейзены? Бог мой, а ещё генералы и полковники, Герои Советского Союза. А ракетный НИИ… Если там проселектировать, то и некому будет управлять полётом ракет." Звучит вроде бы убедительно. Но...
А что, полтора-два миллиона (или даже больше) арестов 1937-38 гг. не "изъяли" массу специалистов из народного хозяйства? Равно как - аресты до и после этого периода. А "селекция" крестьянства - в том числе с последующим "изъятием" на тот свет - благотворно сказалась на сельском хозяйстве, на продовлоьственном обеспечении страны?.. Кого-то эти соображения остановили? Казак упоминает о ракетном НИИ. В 30-х ряд специалистов Реактивного НИИ посадили, в том числе Сергея Королева, а кое-кого - и расстреляли. Государство пострадало? А это, товварищи не вам решать, а известно, кому...И в конце концов, даже у нацистов была категория "полезных евреев". Почему бы не перенять творчески и этот опыт в комбинации с отечественным опытом "шарашек"? Под постоянной угрозой для себя и семей присоединиться к массе уже отправленных в дальние бараки соплеменников эти "полезные" будут трудиться еще энергичнее, не так ли?..
Что же до возможной реакции за рубежом, которую Р. Казак считает ужасной... За рубежом могли, конечно, что-нибудь вякнуть. Вопрос - что и насколько громко. Честно говоря, опыт 1930-40-х касательно мировой реакции на гитлеровские художества
- в частности или даже в особенности - на Холокост - да и на сталинские дела тоже - не дает больших оснований надеяться на масштабы и действенность такой реакции.Да если бы даже западные политики и захотели как-то повлиять на Сталина - что они могли бы сделать? Эффективно воздействоватьь на режим можно было бы, мне кажется, только в одном случае - если бы он находился по каким-то параметрам в сильной экономической зависимости от иностранной помощи и в прекращении этой помощи видел угрозу для себя. Вот почти лишенную своего сырья Германию в какой-тот период осадить было возможно - если бы захотели. Применительно к сталинскому режиму такая ситуация, насколько я знаю, ретроспективно не просматривается - хотя бы в свете отказа СССР от участия в плане Маршалла. Режим в то время был - по крайней мере, осознавал себя - вполне самодостаточным, каковое осознанию отнюдь не мешало активно воровать иностранные технологии - атомной бомбы в том числе. А всякие там гуманитарные вопли - даже если бы они были - волновали бы его не более комариного писка... Ну а если допустить правоту точки зрения Радзинского ( и не его одного) - что вся антисемитская кампания призвана была подогреть националиститческую истерию в связи с подготовкой новой войны, - то Сталина тем более вряд ли сильно интересовало мнение зарубежной общественности, даже прокоммунистической. Что касается таких доводов Казака, как отсутствие у Транссиба второй колеи, начиная со станции Слюдянка ( допустим, без проверки, что это так) или отпор возможным погромщикам со стороны еврейской молодежи (безоружной, между прочим!), то, кроме горькой улыбки, они ничего вызвать не могут. Ради цели, которую высокое начальство считает главной, можно пожертвовать и не таким пустяком, как железнодорожный график!
При всем том вышесказанное не означает конечно, что я категорически согласен с мнением о подготовке Сталиным депортации евреев. Закрывать эту тему рано - хотя бы потому, что рано говорить о доступности архивов. Да и
оная - не гарантия результата. Документы, если и были, могли бы уничтожены, а важнейшие указания. может быть, вообще отдавались устно или в таких формулировках, которые допускали неоднозначное толкование. Повторюсь: такие режимы и в делах такого рода предпочитают задокументированных следов не оставлять. Но, во всяком случае, тот факт, что на сегодняшний день таких однозначных свидетельств нет, не означает возможности поставить точку. Вот ведь как отрицали или замалчивали, например, наличие секретных протоколов к договору о ненападении или принципиальное согласие Сталина стать членом Оси - на определенных условиях. А теперь - можно лично убедиться: все это было.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.