April 29th, 2010

О высылке как из Великороссийских, так и из Малороссийских городов, сел и деревень, всех Жидов...

Указ Именной

Указ Именной 2 декабря 1742 года. О высылке как из Великороссийских, так и из Малороссийских городов, сел и деревень, всех Жидов, какого бы кто звания и достоинства ни был, со всем их имением за границу и о невпускании оных на будущее время в Россию, кроме желающих принять Христианскую веру Греческого вероисповедания.

Как то уже не по однократным предков Наших в разных годах, а напоследок, блаженныя и вечнодостойныя памяти, вселюбезнейшия Матери Нашей Государыни Императрицы Екатерины Алексеевны, в прошлом 1727 году Апреля 26 дня состоявшимся указом, во всей Нашей Империи, как в Великороссийских, так и в Малороссийских городах Жидам жить запрещено; но Нам известно учинилось, что оные Жиды еще в Нашей Империи, а наипаче в Малороссии под разными видами, яко то торгами и содержанием корчем и шинков жительство свое продолжают, от чего не иного какого плода, но токмо, яко от таковых имени Христа Спасителя ненавистников, Нашим верноподданным крайнего вреда ожидать должно. А понеже Наше Всемилостивейшее матернее намерение есть от всех чаемых Нашим верноподданным и всей Нашей Империи случиться могущих худых следствий крайне охранять и отвращать; того для сего в забвении оставить Мы не хотя, Всемилостивейше повелеваем: из всей Нашей Империи, как из Великороссийских, так и из Малороссийских городов, сел и деревень, всех мужска и женска пола Жидов, какого бы кто звания и достоинства ни был, со объявления сего Нашего Высочайшего указа, со всем их имением немедленно выслать за границу, и впредь оных ни под каким видом в Нашу Империю ни для чего не впускать; разве кто из них захочет быть Христианской вере Греческого исповедания; таковых крестя в Нашей Империи, жить им позволить, токмо вон их из Государства уже не выпускать. А некрещенных, как и выше показано, ни под каким претекстом никому не держать. При выпуске же их чрез Наши границы, по силе вышеупомянутого Матери Нашей Государыни указа, предостерегать, и смотреть того накрепко, чтоб они из России за рубеж никаких золотых червонных и никакой же Российской серебряной монеты и ефимков отнюдь не вывозили. А ежели у кого из них такие золотые и серебряные монеты найдутся, оные у них отбирая, платить Российскими медными деньгами, яко то пятикопеечниками, денежками и полушками, которые могут они в Нашей же Империи отдать и куда кому надобно векселя взять; чего всего в Губерниях Губернаторам, а в провинциях и в прочих городах Воеводам, в Малой России же определенным командирам и генеральной, полковой и сотенной Старшине смотреть накрепко, под опасением за неисполнение по сему Высочайшего Нашего гнева и тяжчайшего истяжания.

И чтобы о сем Нашем Всемилостивейшем соизволении, всякого чина и достоинства всем Нашим верным подданным известно было, Всемилостивейше повелели сей Наш Высочайший указ напечатав, во всей Нашей Империи публиковать.

Печатается по изданию: Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. Том 11. 1740-1743. СПб., 1830. С. 727-728.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Национальная политика в императорской России.

28 декабря 1828 года с прописанием Высочайше утвержденного положения Комитета Министров. О воспрещении Евреям, выходящим из Царства Польского, водворяться в России.

Правительствующий Сенат слушали представление Г. Министра Финансов, что Киевская Казенная Палата испрашивала разрешения Министерства Финансов: могут ли быть причисляемы в России и на каком основании выходящие из Царства Польского Евреи? Хотя и нет постановления, преграждающего переход Евреев из Царства Польского в Россию; но как положением Комитета Гг. Министров, Высочайше утвержденным в 15 день марта (29 июля) 1824 года, воспрещено Евреям переселение из-за границы в Россию и водворение их в оной, на тот конец, дабы преградить чрезвычайное размножение в России сих людей более вредных, нежели полезных для Государства; то он Министр Финансов полагал: по сим же самым причинам распространить силу вышеозначенного положения и на Евреев Царства Польского, то есть: воспретить выходящим из оного Евреям, водворяться в России и иметь в оной постоянное пребывание. Каковое свое мнение и представлял на рассмотрение Комитета Гг. Министров. Представление сие, быв одобрено Комитетом Гг. Министров, удостоилось Высочайшего утверждения, объявленного оному в заседание 24 прошедшего ноября. О сем Высочайше утвержденном положении Комитета Гг. Министров, он Г. Министр Финансов доносит Правительствующему Сенату, с тем, не благоугодно ли будет дать об исполнении оного, кому следует, указы. Приказали: о сем Высочайше утвержденном положении Комитета Гг. Министров, для надлежащего по оному исполнения, как Киевской, так и прочим Казенным Палатам тех Губерний, в коих Евреям жить дозволено, и всем Губернским Правлениям предписать указами, каковыми дать знать: Гг. Военным Генерал-Губернаторам, Генерал-Губернаторам и Военным Губернаторам, Вице-Канцлеру, и Министрам Внутренних дел и Финансов; в Святейший же Правительствующий Синод и во все Департаменты Правительствующего Сената сообщить ведения

Печатается по изданию: Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Том 3. 1828. СПб., 1830. С. 1228-1229.
aquila

Иудейский террор в Химьяре

Нам часто приходится слышать от иудеев сетования о многочисленных преследованиях, которым они подвергались в течение своей истории. При этом подразумевается, что сами иудеи никогда никого не преследовали, а если подобное и случалось когда-то, то только в виде реакции на насилие по отношению к ним. На самом деле рассмотрение истории еврейского народа опровергает подобные утверждения. Яркий пример ничем не спровоцированного жестокого насилия иудеев дают события VI в. н.э. в Химьяритском царстве.



Химьяр, одно из государств Юго-западной Аравии, существовало со II в. до н.э. по VI в. н.э. В IV-V вв. большинство населения царства приняло христианство, однако в нём имелись и крупные иудейские общины. В VI в. развернулась борьба за влияние на Химьяр между более крупными соседними государствами – Ираном и Аксумом (Эфиопией). В 517 г. Йусуф Зу Нувас, сын химьяритского аристократа и еврейки, сверг поставленного аксумитами царя Зу Шантира и сам воцарился в Химьяре, развязав кровавый террор против местных христиан. Некоторые подробности этих событий известны нам из письма, направленного Зу Нувасом арабскому царю Хирты Мундару с целью побудить его последовать примеру Химьяра и истребить в своих владениях всех христиан. Текст этого письма сохранился в составе хроники сирийского летописца Дионисия Тельмахрского (цит. по: Пигулевская Н.В. Ближний Восток. Византия. Славяне. Л., 1976. C. 120-124):

Да будет тебе известно, брат мой, царь Мундар, что умер царь, которого поставили кушиты в нашей земле. Пришло зимнее время, и не смогли кушиты прийти в нашу землю и поставить царя христианина, как обычно, но я воцарился над всей землей химьяритов и перед тем предложил всем христианам, исповедующим Христа, чтобы они стали иудеями подобно нам. Я убил 280 священников, которых нашел, а с ними кушитов, которые оберегали церковь, и я сделал их церковь нашей синагогой. Затем с 120 тысячами войска я отправился в Негран, город в их государстве. Я осаждал его в течение нескольких дней и не взял. Тогда я дал им клятвенное обещание, считая, что не следует быть верным христианам, моим врагам. Я схватил их с тем, чтобы они принесли мне свое золото, серебро и имущество. И они доставили это мне, и я взял это. Я спросил относительно их епископа Павла; они сказали мне, что он умер, но я им не поверил, пока мне не показали его гроб. Смердели его останки, и я сжег их, а также церковь, священников и всех, кого нашел укрывающимися в ней. А прочих я принуждал, чтобы они отреклись от Христа и от креста, но они не захотели, ибо они исповедовали, что он Бог и Сын Благословенного, и они избрали для себя смерть ради Него. Их глава много говорил против меня, оскорблял меня, и я приказал убить всех их знатных. Привели к нам их жен, и мы сказали им, чтобы они отреклись, видя смерть своих мужей за Христа, пожалели бы своих сыновей и дочерей, но они не захотели. Дочери Завета (монахини) стремились, чтобы сначала убили их, но жены знатных разгневались на них и сказали: нам следует умереть после наших мужей. И все они были убиты по нашему приказу, кроме Румы, жены того, кто собирался быть там царем. Мы не допустили ее смерти, но убеждали ее, чтобы она отреклась от Христа и (осталась) жить, жалея своих дочерей, и что она сохранит все, что имеет, если станет иудейкой... Я всяческими хитростями убеждал ее отречься от Христа, чтобы она только сказала, что Он человек, но она не захотела. Одна же из дочерей выбранила нас за то, что мы это говорили, чтобы показать мне, что невозможно, чтобы она отреклась от Христа. Я же приказал для устрашения прочих христиан, чтобы распростерли их на земле, и ее дочери были избиты так, что кровь у них пошла изо рта. После этого была отсечена у нее голова. Я же клялся (именем) Адонай, что огорчился из-за (гибели) ее красоты и ее дочерей. Мои первосвященники должным образом указали мне, что несправедливо, чтобы дети умирали за родителей, по закону, и я отделил живыми мальчиков и девочек, чтобы их вырастили, а когда они вырастут, те, что будут иудеями, останутся жить, а если исповедуют Христа – умрут. Все это я написал и сообщил твоему величеству, чтобы убедить тебя, чтобы ты не остался со своим народом христианином, но отрекся и был со мною. К иудеям же, моим братьям, которые находятся в твоей власти, будь к ним дружествен, мой брат. Напиши и пришли мне (весть) относительно этого, и, кого ты пожелаешь, я пришлю к тебе.


Попытка Зу Нуваса склонить Мундара на свою сторону не увенчалась успехом. В самом Химьяре установленный им режим иудейского террора продержался всего 8 лет. В 525 г. в Химьяр вторглись христианские войска правителя Аксума, в битве с которыми Зу Нувас был убит.